×

Вы находитесь на архивном сайте ИНХ СО РАН. Сайт закрыт в связи с неактуальностью, представленной на нём информации.
Актуальный сайт расположен по адресу: www.niic.nsc.ru

Логотип ИНХ СО РАН

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки

Институт неорганической химии им. А.В. Николаева

Сибирского отделения Российской академии наук

ИНХ в зеркале прессы

31 июля 2003 года →  ИНХ в зеркале прессы

О ХИМИИ, И НЕ ТОЛЬКО...

Наука в Сибири
N 29 (2415)
31 июля 2003 г.

О ХИМИИ, И НЕ ТОЛЬКО...

Заметки с международного научного семинара в Доме ученых СО РАН.

Иллюстрация

 

«Международный семинар по соединениям включения» — так называлась химическая конференция, прошедшая в последние дни июня в Доме ученых СО РАН. Корреспондент «НВС» встретился с одним из организаторовмероприятия, профессором Владимиром ФЕДИНЫМ, доктором химических наук, заместителем директора Института неорганической химии СО РАН.

— Соединения включения — что это? Если можно, небольшой «ликбез» для человека, чьи химические познания ограничиваются средней школой.

— Соединения включения — это раздел супрамолекулярной химии, одно из новейших ее направлений. То, с чем имели дело химики раньше, это когда из отдельных атомов строили молекулу за счет образования сильных связей, например, ковалентных. Теперь в качестве строительных фрагментов для получения полезных веществ с интересными свойствами используются уже сами большие молекулы. И эти молекулы взаимодействуют за счет слабых связей, которые называются Вандервальсовым взаимодействием, например, водородной связью. Вот за счет этих слабых взаимодействий и можно организовать очень интересные с практической точки зрения системы. То есть это, фактически, уже другой уровень организации химических молекул, более близкий к биологическим объектам. Все процессы, протекающие в биологии, это процессы на супрамолекулярных уровнях.

Например, сегодня прозвучала весьма интересная лекция Дмитрия Солдатова из нашего института, под названием «Умные материалы». Это материалы, которые без супрамолекулярной химии просто нельзя организовать. Материалы, которые могут распознавать и реагировать, например, на конкретных «гостей».

— Что вы можете сказать, непосредственно, о самом семинаре?

— Сама идея их проведения возникла достаточно давно, когда по политическим причинам советские ученые мало участвовали в международных научных сборах. Но, к счастью, уже тогда работал в Варшаве профессор Януш Липковский, а у нас — профессор Юрий Алексеевич Дядин, которые и организовали этот семинар. Главной его идеей было дать возможность ученым-химикам из СССР и стран Восточной Европы встречаться с зарубежными коллегами. Именно в этой области химии, которая тогда еще только зародилась.

— Как давно это было?

— Примерно лет двадцать назад, в начале 80-х годов. С тех пор прошло 9 таких семинаров или конференций.

— Несколько слов об участниках последнего — кто приехал, откуда?

Иллюстрация

 

— Традиционно, это небольшие научные мероприятия. Число участников достаточно ограничено, поскольку, фактически, это круг людей, хорошо друг друга знающих. Но, конечно, появляются и новые люди, которых мы специально приглашаем. Обычно общее число участников — в пределах ста человек. Это делается осознанно. А стран-участниц сейчас в целом 16. Кроме стран бывшего Советского союза, таких, к примеру, как Россия, Украина, Узбекистан и стран Восточной Европы, есть очень сильная делегация из Японии - профессор Мията с четырьмя своими сотрудниками. Кроме того, приехал профессор Ивамото, который вообще считается одним из классиков — его имя сегодня известно любому химику. В числе участников можно также отметить таких видных ученых, как профессора Коллиман из Франции и Шнайдер из Германии. Есть группа канадских специалистов. Да, кстати, среди гостей конференции, в составе очень большой группы из Польши — профессор Липковский.

— Тот самый, из первых организаторов?

— Да, и сейчас он — вице-президент Польской академии наук, а также почетный доктор СО РАН. А еще он ответственный за проведение реформ в Польской академии.

Иллюстрация

 

Беседуем с профессором Варшавского Института физической химии Янушем ЛИПКОВСКИМ:

— Вы, как я слышал, выступали на этой конференции. С каким докладом?

— Мой доклад «Порядок и беспорядок в соединениях включения». Это, в основном, о результатах кристаллографических экспериментов. И примеры, которые я подобрал — из совместных проектов нашего института с Институтом неорганической химии Сибирского отделения.

— Какие-то из прочитанных здесь докладов показались вам интересными?

— Конечно. Хотя, замечу, что лично я присутствовал примерно на половине заседаний. Но из услышанного хочу отметить выступление Дмитрия Солдатова, пожалуй, это будет прекрасный пример. Он, кстати, один из учеников профессора Юрия Дядина и первый, кто защитил свою кандидатскую диссертацию на основе совместных работ нашего института и Института неорганической химии СО РАН.

— Самый, что называется, больной вопрос, к вам, как ответственному за реформирование в своей академии. У нас ведь тоже происходят подобные перемены. А как идут эти процессы у вас? И нужно ли вообще это?

— Я думаю, что нужно. Конкретно, я занимаюсь институтами академии наук, потому о них и скажу. Наши институты были созданы для наиболее выдающихся ученых, которые работали в университетах. Им надо было предоставить добавочные условия для проведения научных исследований, то есть использовать соответственно их возможностям. Но это было 40 — 50 лет назад…

— Примерно, когда создавался и наш городок.

— Да и понятно, что все изменилось, и этих основателей давно уже нет. Есть другие, которые с ними работали. Но, к сожалению, нет такого закона, что ученик выдающегося ученого превзойдет, или хотя бы достигнет уровня своего учителя. Хотя, конечно, и так может быть.

— Скажем так, это возможно…

— Конечно возможно. Но не обязательно. И вся эта система, в течение многих лет, мягко говоря, не очень менялась. Как, например, в Германии — там институт создается под конкретного известного ученого, и когда он уходит на пенсию — институт, как правило, закрывают. Возможно, в том же месте, будет создан новый институт, «под другого» ученого, но любая система имеет свой предел. У нас в стране произошло слишком много перемен, и я полагаю, что после 50 лет следует сделать просмотр всей ситуации в целом и решить, если это реально — в идеальном случае, мы ничего менять не будем. Но я уже очень хорошо знаю, что идеально в жизни никогда не получается…

— Значит — реформы?

— Безусловно. Но только, как это говорят у вас — «не рубить с плеча»!

— Вы, как наш почетный доктор, конечно, часто бываете у нас в городке?

— Уже шестой раз.

— И как ваше общее впечатление от городка? Что-то меняется в нем со временем к лучшему?

— Он, несомненно, несмотря на все проблемы, развивается. Взять, например, ваш институт неорганики. Хотя в этот раз я еще не успел в нем побывать — постоянно здесь, на семинаре — однако, судя по услышанным результатам, там все делается на самом высоком уровне. Есть, конечно, и там проблемы, но без них вообще не бывает. А главное, что у вас в России Президент активно поддерживает науку.

— А как у вас?

— У нас все зависит от времени. Если до выборов — нет такой партии, которая не говорила бы много красивых и правильных слов, но потом все это сразу забывается.

— Ну, это, наверное, везде так — обычная система.

— Пожалуй, что так. Но мы, несмотря ни на что, делаем свое дело.

— Как говорится, «Еще Польска не сгинела»?

Мой визави смеется: 
— Конечно нет!

Записал Д. Федорцев, «НВС».
Фото В. Новикова.
стр. 6

Все публикации в СМИ об ИНХ СО РАН