Логотип ИНХ СО РАН

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки

Институт неорганической химии им. А.В. Николаева

Сибирского отделения Российской академии наук

Стенограмма встречи с дирекцией ИНХ СО РАН (февраль 2012 года)

(В. П. Федин) ... Очень приличное число молодых людей, которые работают в нашем институте. Успешно защиты проводятся, видите, у нас был рекордный год, когда было 19 защит сотрудников нашего института, наверное, и 12 защит в 2011 году. Это просто статистические данные, которые говорят о том, что: 1) вас много, и это нас очень радует; 2) вы хорошо защищаетесь, кандидатские диссертации, это нас тоже очень радует. Я думаю, что в Институте хорошо работает система определённая, которая позволяет молодым людям, которые приходят в наш институт, проходить вот такие ступеньки роста. Первые ступеньки, я считаю, в нашем институте хорошо отработаны: дипломник, аспирант, молодой научный сотрудник, который должен быть в основном кандидатом наук, вот, а следующая ступенька, которую я выделил красным цветом, то, что многим из вас, я надеюсь, предстоит ещё пройти, и этих ступенек достигнуть. Важно для профессионального роста, я считаю, это стажировка в ведущих научных центрах, не обязательно за рубежом, но и в ведущих научных центрах России; мы, на самом деле, малоактивны в этих вопросах и мало молодых людей из нашего института пользуются той замечательной программой РФФИ, которая есть, которая позволяет месяцы, до полгода, наверное, уезжать в другие научные центры ведущие в России, и всё это оплачивается; в том числе от РФФИ можно получить даже поддержку, чтобы стажироваться в ведущих зарубежных научных центрах. Дальше я покажу статистические данные, которые говорят о том, что есть институт неорганической химии. Вот на этих картинках я сравниваю верхние столбики — данные, где Институт неорганической химии, которые я взял из Веб оф Ноледж, и крупнейший российский институт в области неорганической химии, Курнаковский институт общей и неорганической химии в Москве. Первые столбики слева, они показывают число публикаций и справа — число цитирований. Здесь также приведены аш-индексы для института, в нашем случае 48, а Курнаковский институт — 45; в среднем все наши статьи процитированы почти 5 раз, в Курнаковском институте — 4 раза. То есть, по всем показателям огромный рост числа цитирований публикаций наших сотрудников. Посмотрите: рост публикаций в нашем институте и какое-то топтание на месте в случае Курнаковского института. Я это привожу не для того, чтобы сказать, что какие мы крутые, я хочу сказать, что мы можем добиться нашим институтом, наш институт — это нормальный с точки зрения Российской академии наук и российской реалити, институт — заметное явление российской науки. Ну а если мы сравним наш институт, я опять привожу те же самые данные для нашего института с таким институтом, который я любил сравнивать, наш соседний Институт катализа. Хорошо видно, что если наша каждая статья цитируется 5 раз, то в Институте катализа в среднем цитирование существенно выше, 8,5. Импакт-фактор 77, а в нашем институте — 48. Тут вот я привёл данные по статьям, начиная с 2000 года. Вы видите, что этот разрыв он фактически не уменьшается, немножко уменьшается, то есть, мы отстаём от лучших химических институтов, которые есть в Российской академии наук, а именно по важнейшим результатам, которые, в конце концов, приводят к публикациям хорошего уровня, а это отражается вот в таких данных. Для сравнения я привёл данные для Международного томографического центра, Института органической химии, у нас показатели не хуже, а лучше, чем в Институте органической химии. То есть, Институт неорганической химии — мой тезис — это нормальный химический институт, но который пока не дотягивает до уровня лучших химических институтов Российской академии наук. Если обратиться к другой базе данных, это Е-лайбрари, на какой показывают наиболее цитируемых химиков Новосибирска, если взять список из первых 20 наиболее цитируемых химиков, кто работает в Новосибирске, Институт катализа представлен восемью коллегами, Институт неорганической химии на втором месте — 4. Мы всё равно лучше других химических институтов, но заметно уступаем Катализу. Если взять тоже высокий показатель, первые 40 наиболее цитируемых химиков в Новосибирске, Катализ — 15, Институт неорганичесой химии — 10, здесь примерно те же самые цифры. Институт неорганической химии — это нормальный, хороший институт, который уступает только лучшим химическим институтам. Отсюда вытекает задача, которую я считаю очень важной: у нас есть замечательная молодёжь, её много, я думаю, что с такой молодёжью мы вполне можем ставить задачи перед институтом, реальные задачи. Институт должен предстать крупным и авторитетным центром фундаментальных исследований в области неорганической химии и материаловедения. Для этого должна быть реализована та схема, которая сейчас считается очень важной — это синтез новых соединений, их полная характеризация, обязательное изучение функциональных свойств и, в конце концов, как цель — создание новых материалов, которые мы можем предлагать для инновационной деятельности. Основывать инновационную деятельность на старых материалах, которые во всём мире уже давно известны и ничего нового мы в изучение таких материалов не вносим, я считаю это неправильно. Для того чтобы поднять престиж Института и его место в рейтинге российских химических институтов, объективный показатель, который всё равно найдёт своё место в рейтингах российских институтов, я уверен, это увеличение числа публикаций в журналах с высоким импакт-фактором. Ясно, что это должны быть международные журналы, которые печатаются на английском языке, надеюсь, что в этой аудитории не нужно доказывать, что таким образом не обязательно мы не поддерживаем российских производителей. Печататься нужно в журналах с максимальным импакт-фактором, тогда они будут соответствующим образом цитироваться, и тогда будет возможность Институту проявить себя, будет виден наш Институт со стороны наших коллег. Третье, необходима привязка проводимых исследований к глобальным проблемам; это, может быть, звучит очень так общо и, может быть, очень амбициозно, но на самом деле, такие амбициозные задачи и нужно ставить. Сейчас важно проводить не исследование ради исследования, эти исследования обязательно должны быть привязаны к глобальным проблемам, которые сейчас действительно на слуху. Именно в этом, я считаю, важная роль академических институтов, они должны проводить фундаментальные исследования, чтобы готовить человечество действительно к решению глобальных проблем, это проблемы энергетики, утилизации солнечной энергии, там, любой другой, рассеянной и так далее, безусловно — катализ и тонкая химия, биология и медицина, и новые функциональные материалы. Все эти задачи, ясно, можно будет решить тогда, когда мы будем дальше работать с кадрами, в первую очередь с молодыми кадрами нашего института, обеспечивать их мобильность, я имею в виду и стажировку в ведущих зарубежных и российских научных центрах, мобильность вертикальную, то есть, возможность создания новых подразделений, новых лабораторий, если это необходимо, создание каких-то рабочих групп; все эти варианты обсуждаемы. И это рост молодёжи именно в послезащитный период. У нас большое число молодых научных сотрудников, мы хотим, чтобы из них вырастали будущие лидеры нашего института, и поэтому важно, чтобы вы не задержались вот в этом послезащитном периоде, а было бы сейчас видно, что у большинства из вас, ясно, что не у каждого, есть своя перспективная тематика, по возможности свежая, интересная, в рамках тех тенденций, в которых развивается современная химия. Из тех, у кого послезащитный период не затянется до бесконечности, у нас появятся новые молодые доктора наук, которые дальше будут уже лидерами Института. Вот такое короткое введение я хотел сделать перед тем, как мы сможем начать ответы на ваши вопросы. Николай Анатольевич хозяин этой встречи, поэтому пусть он организует всё.

(Н. А. Пушкаревский) Спасибо большое за введение, которое действительно описывает наши высокие перспективы, к чему мы должны стремиться, но я думаю, что мы мало чего достигнем, если не будем решать наши насущные проблемы в том числе. Вот именно о них пойдет речь в вопросах наших молодых коллег, которые представлены здесь на слайде и их распечатки лежат на столе, чтобы вам удобнее было. Я для удобства попытался разбить их на 3 таких вот направления, всего 27 вопросов. Сначала будут вопросы более или менее относящиеся к науке, а потом больше к условиям работы в институте и бытовым проблемам, которых тоже достаточно много. Мое предложение такое, у нас вопросов достаточно много чтобы успеть их все озвучить, я буду как-то их зачитывать, кто хочет на них отвечать, будет отвечать, после этого будем давать возможность немного комментировать, чтобы долго не задерживаться. А если будут какие-то еще вопросы или дополнения, то мы оставим их на дискуссию после всех вопросов. Я постараюсь сделать это так, что всё не слишком растягивалось, чтобы успеть их все озвучить. Начать я предлагаю с такой темы большой, которой много вопросов было посвящено, это Центр коллективного пользования. Первый вопрос: «Как проводится политика института по приобретению нового оборудования, в том числе уникального (кстати, что понимается под этим словом) и обычного, условно в низкой ценовой категории, типа ИК-спектрометров и так далее? Какие существуют у института возможности и как можно на это влиять или хотя бы быть в курсе планируемых приобретений?»

(В. П. Федин) Анатолий Ильич готов ответить на этот вопрос.

(А. И. Сапрыкин) В 2005 году, когда представленная здесь дирекция начала работу, мы собрали сведения о тех приборах, в которых в основном нуждаются отделы, все пять отделов института. Я недавно посмотрел этот список и в принципе мы на 75 % удовлетворили те запросы, того времени, по приборам. Что касается Центра коллективного пользования, его развитие — это последние 5 лет, собственно говоря. В ЦКП входят приборы, прежде всего, для количественного химического анализа, структурного анализа, ИК-спектрометрии, ядерного магнитного резонанса, недавно мы получили новый прибор. Сейчас подготовили новый сайт. Информация о всех приборах ЦКП, подчеркиваю это приборы серьезного уровня, охватывающие те области, которые необходимы для выполнения работ вами, нами, ими, всеми, работ по синтезу, характеризации свойств. Но пока может быть не очень в значительной степени характеризации функциональных свойств материалов. Это имеются в виду магнитные, электрические свойства, проводимость и т. д. Это приборы просто более низкого уровня. Как формируются эти приборы? Эти приборы в основном получаются нами по заявкам через Сибирское отделение. Вы наверно представляете себе, что в принципе, институту на приборы средств не выделят. Выделяются средства Сибирскому отделению. Ежегодно происходит формирование заявки от института, которая подается в Сибирское отделение. Вчера состоялась приборная комиссия по тем приборам, которые мы получим через год. И на основании этих заявок приборная комиссия Сибирского отделения, которую возглавляет академик Сагдеев. К сожалению, наш институт не имеет там представительства. Но информацией мы владеем, как там происходит обсуждение, какие приборы поддержаны, какие не поддержаны. Это приборы ценового диапазона от 100 тысяч долларов или евро вверх. Приборы, деньги на оборудование, к сожалению, институту не выделяются. Выделяется 99 % средств — это зарплаты, на капитальный ремонт около 5 миллионов выделяется, а все остальные средства, свои собственные средства, которые мы можем тратить на приборы, они формируются за счёт второго признака. То есть тех денег, которые аккумулирует администрация института отчисления от проектов, программ, хоздоговоров. Стандартно у нас эти суммы отчислений они разные для разного уровня работ. Стандартно эти суммы составляют порядка 5 миллионов рублей отчислений, которые мы можем тратить на приборы, реактивы, вся инфраструктура и прочее, прочее. Порядка 5 миллионов рублем мы имеем возможность тратить на поддержание того оборудования, которое мы уже закупили и приобретения тех расходных материалов, которые необходимы. Это и газы жидкие и так далее. Мы обычно получаем приборы, обращаясь дополнительно в различные foundation. В РФФИ, например, мы достаточно успешно используя такую комбинацию как добавка собственных средств, ну понятно, что за 2 миллиона такой серьезный прибор хороший импортный не купишь. Но добавка собственных средств плюс 2, 3 миллиона, которые выделяет РФФИ, это уже 6 миллионов. Это уже что-то такое более-менее солидное. Так нам удалось купить несколько приборов. Вот последний порошковый дифрактометр Шимадзу, который мы купили. Это уже наша работа, это работа с компаниями. Когда нужно проводить оптимизированную политику выбора поставщика, чтобы получить хорошего и много за те ограниченные средства. Я еще раз хочу сказать то, с чего я начал: подготовлена страничка, все приборы, это 24 прибора, будут на сайте, сайт сейчас обновляют. На сайте будет написано, каким подразделения эти приборы принадлежат и к кому обращаться за выполнением тех или иных работ. Естественно, заявка поступает от лаборатории, не просто вы взяли, принесли в кармане что-то и вам вдруг все бросились измерять. Заявка подписывается руководителем лаборатории. Ну а дальше уже вы в прямом контакте. То есть общая заявка. Подчеркиваю, что все работы ЦКП мной контролируются. Мне ежеквартально поступает информация о той работе, которая выполняется на тех или иных приборах, которые мы получаем, ну, из тех средств, о которых я сказал. Я забыл еще 2 источника, это импортозамещение и инновация. Импортозамещение — это те приборы, которые обычно сделаны в Сибирском отделении, и Инновации — это примерно то же самое. Это приборы уровня цен до 2 миллионов рублей. Нельзя думать, что вам кто-то сделает 6-миллионный прибор по этой программе, поскольку там ограничение средств 2 миллиона рублей. Вот наверно всё, если есть какие вопросы, то я на них отвечу.

(Н. А. Пушкаревский) Спасибо, это были ответы на несколько следующих вопросов, но я бы хотел уточнить, правильно ли я понимаю, что институт не имеет представителей в той комиссии, которая определяет получение приборов? То есть он не может влиять на ее решения.

(А. И. Сапрыкин) Такова жизнь. Что вы имеете в виду влиять? Только таким образом, что мы отстаиваем свою позицию, разговариваем с людьми, которые в этой комиссии, не все институты от всего химического куста там представлены. Приборная комиссия со всего Сибирского отделения, это от Урала до Дальнего Востока, это всего 34 человека.

(Н. А. Пушкаревский) Еще один вопрос, уточнение скорее…

(А. И. Сапрыкин) Это даже не химическая, это всего Сибирского отделения. То есть, физика, химия, наука о Земле и так далее.

(Н. А. Пушкаревский) Вопрос все-таки, я не знаю, когда обновился сайт, вы говорите что он новый?

(А. И. Сапрыкин) Он, не обновился, он готов к обновлению.

(Н. А. Пушкаревский) Понятно, готов к обновлению. А… значит, существует вопрос номер два в самом начале: «Когда, наконец-то, будет обновлена соответствующая страница на сайте? И кто из сотрудников Института отвечает за актуальность информации на сайте?»

(А. И. Сапрыкин) Учёный секретарь у нас отвечает за актуальность информации на сайте.

(Н. А. Пушкаревский) Ага… понятно. А… так. И вот третий вопрос, тоже ответ на него, наверное, не прозвучал: «Есть ли возможность выделять ставки для работы на приборах ЦКП? В связи с тем, что работы на приборах довольно много, а надбавки довольно низкие?»

(А. И. Сапрыкин) Мне нравится слово «довольно низкие». Я занимался всю жизнь количественным анализом и я… мы выплачиваем те надбавки, которые установлены. Слово «довольно низкие» или «довольно высокие» я не понимаю. Скажите мне, что вы подразумеваете под этим, тогда я отвечу. Первое. Второе: что значит «выделяются ставки»? Что вы под этим опять же подразумеваете? Я что-то не очень понимаю. Все приборы, которые находятся в введении, скажем так, центра коллективного пользования — на них работают квалифицированные, обычно, специалисты. И, обычно, мы находим… то есть вот из тех приборов, которые там будут перечислены на сайте, из тех 24 приборов — все они обслуживаются нормальными специалистами. Если возникает проблема с кадрами, то дирекция её решает, обычно.

(Н. А. Пушкаревский) Насколько я понимаю…

(А. И. Сапрыкин) А что такое «выделение ставок»?

(Н. А. Пушкаревский) Насколько я понял, речь шла здесь о том, что, для работы на конкретном приборе, чтоб человек только им и занимался. То есть для этого была выделена отдельная ставка. Готов кто-нибудь из молодежи прокомментировать?

(А. И. Сапрыкин) Ну, так оно и есть. Только не один даже человек занимается, работает на этом приборе. У нас только на некоторых приборах работает один человек. Когда прибор… когда это необходимо, то на приборе работают несколько человек.

(В. П. Федин) Я отвечу на этот вопрос так: что нет, мы не будем выделять специальные ставки для работы на приборах центра коллективного пользования. Во-первых, приборы есть разные. Ну, возьмём, вот, наверно почти все обращаются к ИК-спектрам. Вы знаете, там есть люди, которые находятся или на научной ставке, или же на технической ставке, которые сто процентов времени этим занимаются. Какую ещё дополнительную сюда ставку нужно выделять? Вот Наташа на меня смотрит, я на неё тоже смотрю. Наташа — научный сотрудник, она должна заниматься не только съёмкой массивов для того, чтобы отдавать кому-то. Она должна делать свою собственную научную работу. В том числе иногда делается и та работа вот — чисто техническая. Может, не Наташа, но, по крайне мере, если говорить про порошковые методы…

(Н. В. Куратьева?) Скорее про порошковые.

(В. П. Федин) … да, про порошковые методы, то парни, которые работают на приборе: первое, они находятся уже на научной ставке, они должны делать научную работу. В дополнение к своей научной работе они делают ещё и работу сервисную. За это они получают небольшие надбавки.

(Р. Е. Николаев) Наверное, к этому-то и вопрос был, что человек, который занимается научной работой, вот не очень хорошо его отрывать на всякую рутину, которую просто сделать самому.

(В. П. Федин) У нас другая точка зрения. Что, если речь идёт об эксплуатации приборов, которые стоят миллион евро, например, а упоминаемый мной монокристальный дифрактометр, если брать микроскоп, который стоит миллион евро или ЯМР — миллион евро — то в этом случае там должны работать узкоквалифицированные специалисты, которые уже являются научными сотрудниками. У нас такая позиция.

(А. И. Сапрыкин) Можно я немножко отвечу на этот вопрос? На самом деле ваш вопрос просто наивный. Потому что вот я, как заведующий аналитической лабораторией, у меня разные методы, и мои сотрудники, ну, в общем-то, по рейтингу, по публикационной активности, по привлечению средств в институт, ну, нормально себя чувствуют. Там, мы, по-моему, в этом году, даже второе место случайно заняли. Контакт с заказчиком — это непременное условие успешности работы двоих, если это научный сотрудник с той и с другой стороны. А бессмысленная работа — её можно делать бесконечно. Поэтому я, вот на опыте работы, я, извините, уже имею какой-то… имею возможность конкретно отвечать на эти вопросы. Человек, оторванный от научной задачи, мартышка на приборе даст вам нулевой результат практически. А человек, заинтересованный в научных исследованиях, будет очень критично относиться и к вашим пробам многочисленным, которые вы можете, ну, там я не знаю, вытаскивать из ваших установок и давать на анализ. Только совместная работа грамотного специалиста-синтетика и грамотного аналитика даст положительный результат. Положительный в том смысле, что будет хорошая публикация, будет… и так далее. Вот и всё.

(Н. А. Пушкаревский) Спасибо. Давайте продолжим дальше. Четвёртый вопрос я не знаю, есть ли люди, готовые его прокомментировать, свою позицию из молодёжи? «Планируется ли приборы, входящие в ЦКП, установить в отдельных комнатах, более подходящих для их функционирования?» Люди, которые непосредственно с этим связаны, если можно, поясните, пожалуйста.

(А. И. Сапрыкин) Не надо, не надо, не надо пояснять, мы тратим время.

(Н. А. Пушкаревский) Ну, хорошо.

(А. И. Сапрыкин) Сейчас мы как раз подошли к такой черте, ну вы знаете, что традиционно приборы были, ну как-то так распределялись в институте. Ну, скажем так, стохастически. На самом деле вполне… закономерно. Вот, и кто-то заказал прибор. И вот лаборатория какая-то получила. Часто прибор приватизировался там, ну, по той или иной причине. По причине… начальника такого грамотного, умного или там, ну, по разным причинам. Сейчас мы подошли к вот именно к такому состоянию, что мы думаем о том, что крупные приборы, и вот мы начали такой опыт с термоанализатором новым, который к нам должен был бы поступить ещё через… в конце этого года. Но он уже поступил в прошлом, и мы его уже запустили. И мы планируем вот устанавливать приборы действительно, и оборудовать соответствующим образом комнаты для приборов коллективного пользования. То есть за счёт… комната не за счёт, там, лаборатории, которая что-то там нашла, наскребла, там, вымыла, а за счёт, ну, наших средств, которые мы тратим на те же ремонты тех же помещений. Вот оборудовать соответствующим нормальным хорошим образом эти комнаты. Культура работы — это культура общая. То есть это создает общую культуру работы, это моё … моя точка зрения. Если комната будет хорошо оборудована, в ней хороший прибор, то и прибор будет дольше, лучше, красивее работать. Дальше. К этому же мы хотим создать… то есть вот такой будет, сейчас он ну как-то так сформируется. Сейчас мы находим способ реализации. Ну я же не стану забирать у кого-то что-то. Но если мы… если я вижу, что прибор начинает эксплуатироваться на нужды одной лаборатории, под ним через какое-то время проводится черта: сначала человек, который на нём работает, не получает надбавок — он работает на лабораторию — плиз, а дальше прибор исключается из системы поддержания, то есть сломалось у вас что-то — до свидания. И с сайт он вот так исчезнет. У нас несколько таких примеров было вот на моём опыте. И этих приборов сейчас нет, не включены. Я не могу включать в центр коллективного пользования приборы, сделанные на коленке, «уникальное оборудование», потому что за уникальное… Там слово «уникальное» где-то звучало. Так вот это «уникальное оборудование», только уникумы способны работать и плиз. Это ваши проблемы. Ну, вот, наверно, ответ.

(Н. А. Пушкаревский) Спасибо. Ну и здесь был ещё пятый вопрос, касающийся сайта, однако, так как вы сказали, что сайт скоро будет запущен, наверно, его не стоит задавать, пока мы не увидим сайт. Но, тем не менее, вот совет научной молодежи от себя предлагает предоставить сотрудникам максимально полную информацию о работе и о приборах центра коллективного пользования…

(А. И. Сапрыкин) Ну вы слово «максимальный» и «минимальный», вы говорите, что это такое или не произносите.

(Н. А. Пушкаревский) О том, где стоят приборы, кто за них ответственный, кто принимает заказы и…

(В. П. Федин) Сейчас, дайте я скажу. Эта страничка исчезла по техническим причинам. Она обязана быть — это моя позиция. Там должно быть перечислено: какой это прибор, что можно… что он может, что можно сделать, чтоб попасть на него (к кому обращаться, форма бланка заказа) и так далее. Это обязано быть сделано.

(С. В. Коренев) Костя, ты, может, скажешь, почему она исчезла? Технически-то как это произошло. Она ж была.

(К. А. Коваленко) Она была, но на ней очень устаревшая информация, в частности, там указаны комнаты, в которых эти приборы уже не находятся.

(А. И. Сапрыкин) Комнаты…

(К. А. Коваленко) Указаны лаборатории, которых не существует.

(С. В. Коренев) То есть физически… физически она же есть эта страничка? Просто она на сайте не стоит.

(К. А. Коваленко) Да, она на старом сайте осталась.

(А. И. Сапрыкин) Нет, не правильно. Я поправлю. Комнаты никогда не были указаны, и не будут указаны… где стоят приборы, потому что ходить по этим комнатам не надо.

(Из зала) плохо слышно, суть вопроса: А как тогда попасть на прибор?

(А. И. Сапрыкин) Я… как и было написано: к каким лабораториям… к каким лабораториям, к каким заведующим, к каким людям, руководящим работой на этом приборе, следует обращаться. И всё.

(К. А. Коваленко) Нет. На старом сайте было указано: заявки подавать в такую-то лабораторию, в такую-то комнату, тому-то, тому-то.

(А. И. Сапрыкин) Ну это и должно быть. Обычно это руководитель подразделения. Я не хочу сказать, что если первый человек придет на CHN анализ… вот CHN анализ в этом плане разболтался. Потому что слишком востребован. Ну да, я уже практически не контролирую, кто и что приносит. Но я контролирую выполняемую там работу. Я контролирую это не только по тем людям, я знаю, мне ежеквартально, как я уже говорил, поступает отчет, и я спрашиваю с руководителей подразделений, что делает тот или иной сотрудник на этом приборе, выполняется ли это исследовательская работа по нашим проектам и грантам или это хоздоговорная работа. Тогда извините, я сразу же говорю: «Стоп, а где деньги за это?».

(Н. А. Пушкаревский) Хорошо. И тогда еще одно предложение: можно ли организовать цикл лекций, где сотрудники, которые работают на приборах, рассказали бы, какие имеются возможности и как, к кому можно обращаться для тех или иных измерений? Поддерживает ли дирекция такую инициативу?

(А. И. Сапрыкин) Я думаю, что да. Только я не думаю, чтобы нужно, чтобы каждый из тех, кто работает на приборе рассказывал…

(Н. А. Пушкаревский) Нет, не каждый, а по приборам именно.

(А. И. Сапрыкин) Нет, не правильно. Это называется по каждому прибору. А по приборам для, например, химического, для структурного анализа, то есть дифференцированно по типам приборов можно организовать. Я думаю, что это реально. Только начнем, наверное, эту работу где-нибудь с сентября.

(Н. А. Пушкаревский) Вопрос, пожалуйста.

(Девичий голос из зала) Просто в эту же тему: у Булавченко про фотон-корреляционную спектроскопию была маленькая презентация на старом сайте. Когда я увидела эту презентацию, открыла про это прибор (Брукхавен?), и мне было очень понятно, что, какие задачи он может решать. Презентация: 2 слайда, и…

(А. И. Сапрыкин) Что, вам было не понятно?

(Девичий голос из зала) Мне было понятно.

(А. И. Сапрыкин) А, было понятно? В такой же форме и сделана презентация на новом сайте.

(Девичий голос из зала) Ну вот я считаю, что это очень…

(А. И. Сапрыкин) Я не считаю, я это делаю.

(Н. А. Пушкаревский) Хорошо. Тогда мы с нетерпением ждем новый сайт. Давайте еще один вопрос.

(И. Ю. Ильин) Вот там во втором вопросе есть дополнение, связанное с предложением, допустим, взять лёдогенератор…

(А. И. Сапрыкин) Что-что?

(И. Ю. Ильин) …ну, есть конкретное предложение: купить генератор льда, чтобы поставить его где-нибудь на этаже, чтобы у всех лабораторий была возможность…

(А. И. Сапрыкин) Это вы к кому?

(И. Ю. Ильин) Это я обратил просто ваше внимание на этот вопрос, связанный с тем, что непонятно, каким образом научные сотрудники могут влиять или предлагать какие нибудь… предложения делать по поводу приборов, которые нам нужны, что бы нам хотелось.

(А. И. Сапрыкин) Научные сотрудники делают это предложение через своих руководителей, так сказать, по вертикали. Генератор льда — это, наверное, смешная штучка, которая стоит, ну я не знаю сколько. Рублей…

(В. П. Федин) А сколько она стоит?

(А. И. Сапрыкин) Десять тысяч.

(Мужской голос из зала) Сорок тысяч.

(А. И. Сапрыкин) Сорок тысяч? Сорок тысяч рублей генератор льда? Да он в каждом американском отеле стоит.

(Н. А. Пушкаревский) Маленький?

(А. И. Сапрыкин) Маленький. А зачем вам большой?

(Женский голос из зала) В отеле стоит, а в Институте неорганической химии не стоит. (шум в зале)

(И. Ю. Ильин) Вопрос заключался в том, что необходимо сделать, если появится какая-то необходимость купить какой-то прибор, и чтобы он активировался центром коллективного пользования.

(А. И. Сапрыкин) Центр коллективного пользования — это очень хорошие, дорогие и мощные приборы. Я, по-моему, сказал.

(И. Ю. Ильин) Ну допустим электроспрей масс-спектрометр — дорогой мощный прибор.

(А. И. Сапрыкин) Дорогой, да. Он у нас в линейке приборов включён. Ну это видимо вы его туда подали, и он у нас в том джентльменском наборе, который хотелось бы иметь институту неорганической химии, есть.

(И. Ю. Ильин) То есть я правильно понял: для этого нужно просто обратиться к заведующему лабораторией, и он внесет предложение?

(А. И. Сапрыкин) Да. Мы собираем такую информацию по отделам. И конечно если каждая лаборатория 2 прибора запросит, то это будет достаточно длинный список. У нас 25 лабораторий. Поэтому от отделов мы просим примерно 3–5 приборов, ну таких вот, которые необходимы для исполнения его нужд. Ну конечно такие, как генератор льда, я не готов…

(В. С. Коренев) А тогда можно на этом же сайте поместить эту линейку с указанием на ближайший год-два-три, какие приборы планируются к закупке?

(А. И. Сапрыкин) К сожалению, потом вы будете с меня спрашивать: «А где этот прибор?» А может быть я не смогу ответить.

(В. С. Коренев) Почему? Предположительно хотя бы. Что планируется купить. А то ну какой смысл? Мы будем предлагать раз, два, три, десять.

(А. И. Сапрыкин) Вы знаете, вот сегодня мы планируем что-то, а завтра, как это: Аннушка уже разлила подсолнечное масло.

(В. С. Коренев) Вот вы говорите, что вы запланировали, начиная там…

(А. И. Сапрыкин) Мы не запланировали, мы не запланировали, мы собрали сведения…

(В. С. Коренев) Да, пять лет назад собрали.

(А. И. Сапрыкин) …стоп. Собраны сведения. Я могу поместить. Но это не означает…

(В. С. Коренев) Ну вот,… нет, я именно про это и говорю. Я не говорю: «Что будет куплено со 100-процентной вероятностью?». А то, что вообще…

(А. И. Сапрыкин) Начали мы с того, что планируется купить.

(Н. А. Пушкаревский) (частично неразборчиво, обращаясь к В. С. Кореневу) Ты предлагаешь — какие приоритеты, прошу прощения? Можно ли сделать, чтобы приоритеты были…

(А. И. Сапрыкин) Приоритеты расставляются в зависимости от конкретной ситуации сегодняшнего дня. Я не могу на 5 лет вперед вам выставить приоритеты. Потому что, объясняю…

(В. С. Коренев) А на год?

(А. И. Сапрыкин) А на год? (смех, оживление в зале) На год: перед приборной комиссией мы подаем список в 3 прибора. Вот это на год. То есть, те приборы, которые у нас появятся в следующем году, я уже могу озвучить. Но я это могу озвучить сегодня с вероятностью, скажем, 30%. А вот когда в институт придет бумажка, что нам выделены средства для приобретения в следующем году… Нам выделяют средства для приобретения не в этом году, а в следующем. Тогда я могу поместить на сайт: «Поздравляю! В следующем году мы будем иметь…».

(Возгласы из зала) Да, вот хотя бы!

(В. С. Коренев) Я об этом и говорю.

(Н. А. Пушкаревский) Спасибо. Давайте пойдем дальше. Вопрос шестой: «Как решается вопрос со ставками для молодежи? Планирует ли дирекция в вопросах распределения ставок по контракту ориентироваться не только на количество, но и на качество статей?»

(В. П. Федин) Сергей Васильевич, ответьте на этот вопрос.

(С. В. Коренев) Я отвечу, если мне пояснят, что имеется в виду. То есть, что значит количество, качество и … (слово неразборчиво)?

(Н. А. Пушкаревский) Давайте на первую половину: как решается вопрос со ставками для молодежи?

(С. В. Коренев) Как он решается? 100 %, все молодые люди, которые закончили аспирантуру, и если заведующий лабораторией считает, что они должны прейти в институт, под них выделяется ставка. Но, в зависимости от того, что в данный момент есть в институте научные ставки или ненаучные ставки, поскольку мы ограничены, то тогда смотрится по приоритету: если человек защитил диссертацию, естественно он принимается на научную ставку. Если он представил диссертацию на совет, он принимается на научную ставку. Если он закончил аспирантуру с представлением диссертации и так далее. И вот поэтому приоритету и выставляется. Естественно по количеству статей и их качеству это не делается, а делается по диссертации. Это что касается тех, кто закончил аспирантуру. Всем остальным, если у них нет вот этих критериев и нет ставок научных, им предлагается прейти на инженерную ставку, как это было сделано в прошлом году, когда закончило всего 4 аспиранта. Один из них защитил диссертацию в мае месяце, он был принят м. н. с. А три остальных, которые как выяснилось даже к сегодняшнему дню к марту не представили диссертацию, были приняты на инженерную. И это оказалось правильным, потому что они и не собираются защищать диссертацию. Что касается ставок, которые по контракту, то здесь речь идет о том, что человек должен пройти ступеньки. И здесь прерогатива уже чисто директора, потому что директор объявляет конкурс. И процедура вполне прописана: заведующий лабораторией подает директору служебную записку, если он считает, что какой-то научный сотрудник дорос до какой-то очередной должности, и просит объявить конкурс. Например, объявить конкурс на должность научного сотрудника, указав, что младший научный сотрудник может занять эту должность. Соответственно, если заведующий считает, что старший научный сотрудник должен быть, он подает директору соответствующую записку. Но поскольку конкурс у нас объявляет директор, то он решает. Есть некие критерии, которые были утверждены на ученом совете. Ну, как бы не утверждены, а оглашены для научной общественности. То, что негласно выработано. То есть, если человек имеет менее 15 публикаций за 5 лет, то он не может претендовать в конкурсе на должность главного научного сотрудника. Но, кроме того, чтобы попасть на должность главного научного сотрудника нужно иметь докторскую степень, нужно сделать доклад на ученом совете, ну и прочие критерии: руководство и так далее. Ведущий научный сотрудник соответственно 12 статей и все остальные критерии, и доктор наук. Старший научный сотрудник — 10 статей и критерии, которые есть в квалификационных характеристиках. Дирекция подняла только количество публикаций. Качество публикаций, если про это идет речь, не рассматривается и, я думаю, пока рассматриваться не будет, потому что и так, на самом дел, таких критериев уже достаточно, чтобы ограничить. Если имеется в виду, чтобы наоборот понизить качество, ну, скажем, статьи в журнале «Мурзилка» тоже учитывать, тогда это мы не рассматриваем. Если я ответил, то…

(Е. Ю. Филатов) Можно небольшое дополнение к этому. А эти критерии где-нибудь прописаны?

(С. В. Коренев) Какие критерии?

(Е. Ю. Филатов) То, о чем вы говорили — на должности нс-а, мнс-а и другие.

(С. В. Коренев) Да, они, значит, помещены на сайте, ну вот, Константин (Коваленко) меня поправит, если я не совру, там, где входишь, есть «занятие должностей научных», там есть ссылка на положение по аттестации, ссылка на критерии на объявление конкурса, информация института, приказы и так далее. Там все это есть.

(Е. Ю. Филатов) И в дополнение. Я так правильно понимаю — у нас штат института ограничен по численности научных должностей? («Да, давай сейчас я поясню» — С. В. Коренев) Количество инженеров тоже ограничено?

(С. В. Коренев) Да, сейчас поясняю. Я думаю, что вам всем следует иногда посещать Ученые советы, где есть большие доклады. Сразу предваряю — в следующий четверг будет Ученый совет с утра, где Николай Васильевич (Гельфонд) будет делать доклад о финансовом состоянии института. Я предлагаю всем прийти. Масса вопросов будет снята. Николай Васильевич расскажет — откуда деньги приходят, какие деньги приходят, на что распределяются, сколько на командировки, сколько на коммуналку — и так далее. Чтобы это не повторять несколько раз — он сделает доклад — там можно задать вопросы. То же самое, я раз в год делаю доклад по штатному расписанию. Повестки дня Ученых советов вывешиваются и на сайте, и на доске — смотрите и приходите. Что касается штатного расписания — у нас прошел пилотный проект, с 2005 по 2008 год, закончился; он сопровождался сокращением ставок. Закончился он тем, что нам в институт спущено сейчас 472 ставки всего, из них 202 ставки — это научные, и остальные ставки, там 270 остаётся — инженерно-технические, рабочие и так далее. Это бюджетные ставки. Кроме того, президиум выделил 7 молодежных ставок, про которые, вероятно, кое-кто знает, а в принципе все должны знать. Две из них уже как бы нам зачислены в штат, а на остальные 5 нам сейчас дают финансирование, но могут и не дать. То есть всего 209 научных и 270 остальных.

(Е. Ю. Филатов) В связи с этим у меня вопрос, может быть, к Владимиру Петровичу. Бесконечно мы набирать молодых людей к нам в институт не сможем из-за ограничения по штату. Не планируется ли какое-то допущение по увеличению количества научных сотрудников?

(В. П. Федин) Сергей Васильевич вам ответил, что, к сожалению, мы не можем менять эту пропорцию. Я считаю, что для академического института это не совсем хорошая пропорция.

(Е. Ю. Филатов) (начало плохо слышно) …слухи какие-нибудь не ходят на эту тему?

(В. П. Федин) На то, что изменится пропорция между научными работниками и ..?

(С. В. Коренев) Мы периодически просим нам изменить соотношение, нам отвечают — «нет».

(В. П. Федин) Нам говорили про переход на новую систему, и так далее, но все сохранилось. У нас по-прежнему считают каждую ставку, и просто невозможно появление новых научных ставок…

(А. И. Сапрыкин) Определяют — деньги.

(В. П. Федин) Отвечая по сути на ваш вопрос вашего вопроса состояла в том, до бесконечности или не до бесконечности?

(Е. Ю. Филатов) Есть еще один вопрос, я его задавал несколько лет назад, и периодически он возникает. У нас сейчас самые различные, в том числе — и жилищные программы. В них есть возможность, что сотрудник должен проработать в научной должности не менее стольки-то лет, допустим, пяти лет. И многие аспиранты, так как они у нас зачислены на должности инженеров, они теряют эти три года, хотя это идёт в научный стаж, аспирантура. Но они теряют, не могут добрать три года по стажу в различных программах. У меня такое предложение: нельзя ли взять ставку мнс-а, разбить ее, скажем, на 20 частей и дать эти 20 частей нашим аспирантам, чтобы они уже числились на научной должности?

(В. П. Федин) Я понимаю, это очень важный вопрос, нужно посмотреть — что можно сделать? Сразу отвечаю, что, по-хорошему, как можно было бы сделать, принимать аспирантов, например, на полставки младшего научного сотрудника сейчас мы совершенно точно мы не можем, потому, что у нас просто таких ставок нет.

(С. В. Коренев) Давайте я отвечу. На самом деле, если ещё 3 года назад такое было бы возможно, то сейчас, после 2008 года, я, наверно, плохо объяснил, это невозможно. Почему? Потому что, когда закончился пилотный проект, мы по закону не можем брать на научную должность без конкурса. («Конкурс, только конкурс» — А. И. Сапрыкин) В принципе, можно было бы объявить конкурс на каждого аспиранта, но тогда мы должны, соответственно, изменить какие-то критерии для должности младшего научного сотрудника или ещё что-то. Закон позволяет что? Принять молодого человека без конкурса на должность младшего научного сотрудника на срочный контракт после успешного окончания аспирантуры с представлением диссертации. Вот это закон позволяет, все остальное закон запрещает, то есть нужно объявлять конкурс.

(И. Ю. Ильин) А это закон только для нашего института?

(С. В. Коренев) Нет, почему?

(И. Ю. Ильин) А почему в институте катализа аспиранты является младшими научными сотрудниками?

(С. В. Коренев) Значит, в институте катализа эта практика тоже уже прекратилась. В свое время они делали то же самое — они брали на части ставок аспирантов, на внебюджетные ставки они брали. Я консультировался по этому поводу год назад с их соответствующим заместителем директора. Они эту практику прекратили уже 2 года назад. Ну, по-видимому, то, что осталось — закон обратной силы не имеет, ну вот это осталось.

(Н. А. Пушкаревский) Если позволите, то к 8 вопросу, связанному с этим, перейдём…

(А. И. Сапрыкин) Извините, я вас перебью... К вопросу о научных... Я, просто, сам, будучи в докторантуре, потерял стаж работы. Это надо Совету молодых ученых обращаться от молодых ученых в президиум с вопросом — почему, если человек в аспирантуре, это не считается научным стажем?

(Н. А. Пушкаревский) Я знаю, что большой Совет молодых ученых ведет эту работу.

(Е. Ю. Филатов) Нет, научный стаж идет.

(А. И. Сапрыкин) А при заполнении документа вы не можете написать, что раз это научный стаж, так и включите эти три года.

(Е. Ю. Филатов) Требуется не научный стаж, а научная должность.

(некоторый шум и обсуждение в зале)

(В. П. Федин) Женя, я думаю, что вы должны тоже свою работу делать через совет научной молодежи. Там должны быть соответствующие критерии изменены. Потому что, фактически, человек работающий, который учится в аспирантуре, он занимается, по сути, научной деятельностью. Он не работает, он учится, но занимается научной деятельностью. Пусть они это в стаж засчитывают, конечно.

(Н. А. Пушкаревский) Да, но к сожалению, эти критерии не мы определяем.

(В. П. Федин) Все правильно. Пусть эти критерии они сами придумывают — кого включать в список, кого не включать. Пусть изменят такие критерии.

(Е. Ю. Филатов) Вот эти три года обучения в аспирантуре — они идут в научный стаж.

(А. И. Сапрыкин) Это понятно. А почему те, кто пишет документы...

(Н. В. Гельфонд) Это принято постановлением правительства.

(С. В. Коренев) Это придумало правительство. И мы это обсуждали два месяца назад, когда мы это увидели.

(Н. В. Гельфонд) Конечно.

(Н. А. Пушкаревский) Давайте пойдем дальше. В восьмом вопросе — «какова позиция дирекции и ученого совета в связи с положениями ВАК о кандидатских и докторских защитах?» С такими комментариями: «для защиты нужно все меньше публикаций, и ощущение, что наработать на хорошую статью становится проще — появляется оборудование, «дорожки в журналы протоптаны», а требования ВАК все снижаются. В итоге уровень защит падает.»

(В. П. Федин) Давайте я отвечу. В нашем институте, я считаю, никакого снижения уровня диссертаций я не вижу. Готов любую работу диссертационную обсуждать. У нас хороший уровень и кандидатских, и докторских диссертаций. Никакую планку мы снижать не будем.

(Н. А. Пушкаревский) Комментарии будут? Хорошо. Тогда — еще предложение было. Можно ли на институтских конференциях молодых ученых разыгрывать не деньги, а право выбрать средство поощрения, например, потратить эти же деньги на поездки на конференцию или покупку материалов и оборудования для работы?

(Н. В. Гельфонд) Можно я коротко отвечу? Да!

(Н. А. Пушкаревский) Хорошо.

(С. В. Коренев) Только нужно это оговаривать. Это нужно договариваться сразу тогда.

(Н. А. Пушкаревский) Ну, естественно. Но как принципиальная возможность — очень хорошо.

(Н. А. Пушкаревский) И вопрос такой — от нескольких человек я получил — «планируется ли улучшать работу сайта журнала структурной химии?» Здесь предлагают много различных улучшений. «И планируется ли вообще оптимизировать работу издательства, потому что статьи выходят долго, хоть это и считается у нас быстро?»

(В. П. Федин) Давайте я отвечу. Всё таки мы являемся основателями этого журнала, но все-таки сайт журнала структурной химии — он расположен на сайте нашего института, но все-таки там есть руководство, есть главный редактор. Конечно, я тоже считаю, что определенные изменения в лучшую сторону должны быть. Надеюсь, они будут.

(Е. Ю. Филатов) В дополнение — можно ли сделать так, чтобы хотя бы для наших сотрудников, нашего института, были доступны в электронном виде статьи журнала структурной химии?

(В. П. Федин) Но если при этом вы нарушаете авторские права... Вы хотите что попросить? У вас есть… у редакции есть право передать вам официально эту статью?

(А. И. Сапрыкин) До публикации — нет, конечно.

(В. П. Федин) Значит, еще раз. Это все-таки немножко другая организация, «Журнал структурной химии». Институт неорганической химии помогает деятельности Журнала структурной химии. Полностью является основателем этого журнала. Это все. А относительно сроков, конечно же — сроки тоже большие, должны уменьшаться, да.

(С. В. Коренев) Что касается сайта — я так понимаю, что кто-то из ваших коллег, по-моему — Женя Коротаев, сейчас занимается этим сайтом. Поэтому — вы к нему обратитесь, потому что мы не можем на него влиять, потому что мы не редакция журнала. Если действительно он этим занимается, то подойдите с ним да поговорите — что вы хотите изменить? Может быть он пойдет вам навстречу. Поскольку это, действительно, не в нашем подчинении.

(Н. А. Пушкаревский) Хорошо. Следующий вопрос. «Можно ли обеспечить своевременную покупку неорганической базы структурных данных?»

(В. П. Федин) Короткий вопрос — короткий ответ. Это вопрос, вообще-то, уже решенный, и база данных, я имею в виду, не ворованная, а официальная, куплена. Я вообще-то спрошу — кто ей пользуется? (в зале поднимаются руки) Замечательно! А где она стоит, ответьте мне?

(голоса в зале) В библиотеке.

(В. П. Федин) Хорошо. Я просто проверил, что вы действительно ей пользуетесь. Она стоит в библиотеке.

(С. В. Коренев) А в связи с чем возник вопрос?

(Н. А. Пушкаревский) Нет дополнений к этому вопросу?

(А. В. Анюшин) Еще один вопрос по поводу доступа. Можно ли как-то организовать доступ к этой базе с рабочих машин, когда единственный терминал в библиотеке закрывается? Бывает нужно в разное время посмотреть — иногда снимаются структуры в субботу, и нужно проверить базу.

(В. П. Федин) Можно, если вы купите специальную лицензию, заплатите эти деньги.

(А. В. Анюшин) То есть, там проблема с тем, что нужно дополнительное финансирование, а его нет?

(В. П. Федин) Проблема состоит в том, что та лицензия, которая куплена в наш институт, она предполагает использование этой базы данных на одном компьютере.

(П. А. Абрамов) Она предполагает это использование на одном компьютере если он — сервер или он — терминал?

(А. В. Вировец) Нет, на сервере нельзя...

(В. П. Федин) Для того, чтобы купить на сервер — это будет другая лицензия, которая будет...

(П. А. Абрамов) Давайте скажем, что это терминал — и сделаем из него сервер?

(С. В. Коренев) Может быть, Паше ответит более грамотный специалист?

(А. В. Вировец) Я могу на этот вопрос ответить, потому что я в этом разбирался. Эта лицензия одному человеку, вообще — одному. Вот один человек сидит за компом сейчас, работает и получает доступ. Не сервер, даже в сети этот компьютер не должен быть вообще. Строго, абсолютно строго. То есть это — не кембриджский банк, я хочу пояснить разницу между кембриджским банком и неорганическим банком. Неорганический банк всегда хотел знать, кто пользуется этим банком. Это политика этой организации. Каждый конкретный юзер им должен быть известен. Я не знаю, почему. Могу предположить, но я не знаю. Кембриджский банк всегда работал с организацией, он давал организации доступ, чтоб вы могли посадить его на сервер и пожалуйста — к этому серверу доступайтесь откуда угодно. Поэтому у них есть линуксовая версия. У неорганического банка в принципе нет версии на линукс, именно поэтому.

(Н. А. Пушкаревский) Понятно. Давайте, небольшие дополнения.

(В. С. Коренев) Можно короткий вопрос? А тогда обязательно она должна стоять в библиотеке? Почему не вынести и не поставить в коридоре для прямого доступа? (смех в зале, обсуждение) Если библиотека закрывается на выходные.

(А. В. Вировец) Вот за это мы бы голосовали, потому что наша лаборатория сильно… (далее не слышно)

(В. П. Федин) По-видимому, эта база данных будет перенесена вместе с компьютером в ближайшее время из библиотеки в какую-то из комнат Сергея Александровича Громилова. Не знаю, будет ли он счастлив от этого или нет. Относительно коридора, Владимир Сергеевич, напомню вам, что висят кругом объявления, в храме науки, к сожалению, воруют до сих пор. Поэтому поставить компьютер с базой данных в коридоре мы не можем.

(А. В. Вировец) Придётся ставить сейф для компьютера — тяжёлый — и выносить наружу клавиатуру и монитор.

(Н. А. Пушкаревский) И следующие два вопроса — это вопрос и предложение одновременно, одиннадцатый. Ежегодно институт проводит день открытых дверей, как правило, в рамках празднования дней науки. И мы часто...

(В. П. Федин) Ну, не зачитывайте этот длинный вопрос — он очевиден. Это, наверное, Костя спрашивал. Ну а в чём проблема-то? Надо составить какой-то список, мы купим это оборудование.

(Н. А. Пушкаревский) То есть, вопрос целесообразный и можно будет купить, да?

(С. В. Коренев, В. П. Федин) Конечно. Списка нет, не было обращений, поэтому пока ничего не куплено.

(И. Ю. Ильин) Там есть еще дополнение про помещение, («Про какое помещение?» — В. П. Федин), не предназначенное для проведения химических опытов.

(В. П. Федин) А вы предлагаете… хорошо, у нас нет возможности организовать специальное помещение для демонстрации химических опытов школьникам.

(И. Ю. Ильин) А, допустим, есть такие тяги, которые можно перекатывать с места на место?

(В. П. Федин) Мы этого делать не будем.

(С. В. Коренев) Будем показывать те опыты, которые не пахнут. Даже в университете на это перешли, нормально там всё.

(В. П. Федин) Я сказал, что когда будут обращения — тогда будет куплено. Обращений нет, поэтому — не куплено.

(Н. А. Пушкаревский) И следующий вопрос: совет научной молодежи, мы обсуждали, предлагает разместить в конференц-зале большую таблицу Менделеева вот примерно на этом месте на левой стене между дверей.

(В. П. Федин) (Вопрос) Обсуждался. Предложите какой-то дизайн. Мы мучались и обсуждали: здесь (над сценой) — плохо, там — сзади, здесь сбоку — хорошо. Сейчас предлагаю дискуссию не открывать. Дизайн стены, к сожалению, кажется не позволяет решить эту проблему.

(С. В. Коренев) Потому что, если туда (сбоку) поставить, она будет маленькая.

(В. П. Федин) Давайте разговоры не вести. Нарисуйте конкретный дизайн, который понравится большинству.

(Н. А. Пушкаревский) Хорошо, давайте мы будем со своей стороны пробовать, а вы...

(С. В. Коренев) К Ольге Анатольевне подходите, она отвечает за конференц-зал.

(В. П. Федин) Дизайн, пожалуйста; вот стена, по-видимому, идеально; вот эти стены (указывыет на боковую стену между дверей). Думайте — какие размеры, как это будет размещено.

(С. В. Коренев) Мы будем только за, если будет нормальный вариант.

(Н. А. Пушкаревский) Отлично. Дополнения есть?

(В. О. Коротеев) А может быть тогда объявить общеинститутский конкурс? Вот тут нас тридцать человек сидит...

(Н. А. Пушкаревский) Это мы можем сделать, это обсуждаемый вопрос...

(С. В. Коренев) Считайте, что мы его объявили. Николай (Пушкаревский) будет ответственным за проведение этого конкурса.

(В. П. Федин) Или вы хотите конкурс с призами?

(В. О. Коротеев) Можно и с призами!

(Н. В. Гельфонд) И с командировкой в Париж.

(Н. А. Пушкаревский) Мы обсудим этот вопрос, конкурс объявим. Ну и следующий пункт, часть вопросов, это условно так, «условия работы в институте»: многочисленные вопросы. «Какие у дирекции краткосрочные и долгосрочные планы относительно альфа-павильона? Частный вопрос — планируется ли там обновлять вентиляцию?»

(В. П. Федин) Давайте я отвечу. Альфа-павильон, вы знаете, находится в ужасном состоянии. Но я обращаю ваше внимание на следующие вещи — кто был в альфа-павильоне 5 лет назад и сейчас, увидят, что в правой его части появилась жизнь. Там есть отремонтированные помещения, там есть отремонтированный коридор, то есть альфа-павильон возрождается. Политика по отношению к этому корпусу состоит в следующем: средства, которые мы получаем на капитальный и на косметический ремонт, мы не можем тратить на ремонт альфа-павильона, потому что, я думаю, вы согласитесь с тем, что в первую очередь нужно привести в нормальное состояние основные корпуса, где работает большая часть сотрудников. Посмотрите — коридоры, комнаты, проблема с туалетами и так далее. Альфа-павильон, предполагается, что туда будут вводится и будут работать те подразделения, которые занимаются инновационной деятельностью и находятся на хозрасчете, зарабатывают деньги. Вот чем больше денег они будут зарабатывать, тем больше будет тратиться денег на ремонт альфа-павильона.

(Н. А. Пушкаревский) Дополнения?

(Е. Ю. Филатов) В первом корпусе находится горячая зона, где сделаны тяги для работы с радиоактивными веществами. Как вы видите дальнейшее развитие — планируется ли их убирать и делать нормальные рабочие кабинеты или же это останется..?

(В. П. Федин) Вопрос сложный, у меня ответа нет, потому что — что находится в этих... вообще (они) были предназначены для работ с горячей радиоактивностью. Я по крайней мере знаю, когда ходил, был там на экскурсии, Владимир Владимирович Волков объяснял мне — там еще неизвестно что стоит. Считает оно или не считает. Сколько будет стоить для нас этот проект по демонтажу и утилизации этого оборудования — таким расчетом мы вообще не занимались. Поэтому левая часть условно законсервирована, а правая часть развивается для той деятельности, которую я вам назвал.

(Н. А. Пушкаревский) Дальше всех очень интересуют такие, чисто технические проблемы. «Как в институте решается или планируется решать вопрос плохих тяг? Есть ли единая служба или комиссия, которая может комплексно рассмотреть проблему, дать заключение о ремонте и поставить тягу в очередь на ремонт?»

(Н. В. Гельфонд) Ну, сразу и второй вопрос, пятнадцатый который?

(Н. А. Пушкаревский) Да, наверно, и пятнадцатый (вопрос) тоже к тому же.

(Н. В. Гельфонд) Начну именно с пятнадцатого, наверно, правильнее. Как минимум, последняя пять лет, это к 15-ому вопросу, каждый год меняется от 15 до 30 вентиляторов плохих. Это есть специальная служба, Отдел главного энергетика. Внутри Отдела главного энергетика решаются вопросы, какие конкретно вентиляторы менять. Это с 15-м вопросом.

(Кто-то из зала) Прошу прощения, а сколько всего вентиляторов?

(Н. В. Гельфонд) Около, наверное, 300. Это, конечно, на 2 корпуса, про альфа мы сейчас не говорим, про ФТТ — там всего-навсего 3 вентилятора, тут даже говорить не стоит. Теперь 14-й вопрос. Прошлый год был объявлен в институте Годом охраны труда. В рамах этого года комиссия, в которую входил и я, обошла все комнаты института. Мы посмотрели состояние всех тяг. В основном вся эта информация собрана. Более-менее нам понятно, что делать с этими тягами. Как предлагается решить? Сразу мгновенно решить все проблемы вытяжных устройств в институте не возможно ни финансово, ни организационно. Просто у нас не хватит ни денег, ни служб, ни количество людей там. Поэтому решение какое, какое несколько лет подряд делается, наверное, три последних года: в комнатах химических, которые ремонтируются, тяги чинятся полностью, то есть туда заходит комиссия комплексная, которая решает, что нужно делать, плюс техническое задание выдается от руководителя подразделения. В прошлом году таких комнат было 8, 8 тяг починено. Когда у нас есть возможность, когда появляются заявки от лабораторий, конечно, они практически тут же выполняются. То есть если где-то разбилось стекло, понятно, что это надо обращаться в службу Евгения Григорьевича Кучерука. Если не работает подъемник, то это к Антонову. Если плохо работает вентилятор, то это Царев. В общем, есть свои службы. Как мы договорились с Отделом охраны труда: что все заявки, которые идут на какие-то ремонты вытяжек, они должны дублироваться в Отдел охраны труда, чтобы контроль с нашей стороны за техническими службами был. Ну все, если ещё есть вопросы.

(Н. А. Пушкаревский) Спасибо; дополнения будут у кого-то? То есть если у человека что-то там не работает, то нужно обращаться в технические службы?

(Н. В. Гельфонд) В конкретную службу, да; они все известны и понятны. Если возникают проблемы, то доходит дело до соответствующих заместителей директоров. Если уж там что-то тормозится, то, ну, с точки зрения Службы охраны труда — ко мне.

(С. В. Коренев) Вообще, все заявки делаются через заведующего лабораторией. («Это естественно» — Н. В. Гельфонд; «Честно говоря, неправильно…если все пойдут к соответствующим заместителям директоров…» — А. И. Сапрыкин) Потому что если все сотрудники пойдут в службу к Царёву, то это будет неправильно.

(Н. В. Гельфонд) Конечно! Этот порядок известен всем заведующим лабораториями, так что к ним и надо обращаться.

(Н. А. Пушкаревский) Следующий вопрос тоже как предложение: «Можно ли организовать фонд старых компьютеров и, может быть, старой мебели, в который можно было бы организовывать новые рабочие мест а для молодых научных сотрудников, студентов, которые приходят на работу»

(В. П. Федин) Давайте я по 16-му вопросу отвечу. Ответ отрицательный. Ну что же мы вообще прибедняемся, создаем фонды старых компьютеров. Мы вот сначала закупили старые компьютеры в Японии, я помню, ещё где-то лет 15 назад, потом не знали, куда их деть и так далее. У кого есть проблемы с компьютером?

(Н. А. Пушкаревский) Нет, а здесь вопрос не в том. Вот какие-то компьютеры списываются. Вот тут такой комментарий ещё есть, «куда деваются старые компьютеры после замены их в административно-управленческих подразделениях?»

(В. П. Федин) В соответствии с тем порядком, которые есть, это по подразделениям делается эта работа, все это утилизируется и должно быть разрушено, там, или выброшено.

(мужской голос) А если они ещё работоспособны?

(женский голос из зала) У меня к предыдущему вопросу. У меня есть проблема со старым компьтером. Он очень старый, и на нём…

(А. И. Сапрыкин) У вас есть заведующий лабораторией? Он знает об этом?

(В. П. Федин) Дайте я отвечу. Это вам нужно обратиться к заведующему лабораторией. Все-таки это задача, которая администрацией не будет централизованно решаться. («Ясно, то есть такие вопросы только к заведующему» — тот же женский голос) Это вопрос… Согласитесь со мной, должны быть распределеные обязанности. Администрация не сможет решать эти вопросы обеспечения научных сотрудников и аспирантов компьютерами. Эти задачи лаборатории. Здесь есть такая позиция. Я считаю, что положение с компьютерами в целом хорошее в институте. Отдельно случаи могут быть, но они должны на уровне лаборатории решаться. Заниматься старыми компьютерами и старой мебелью… Мебель старую нужно выбрасывать и покупать новую.

(П. А. Абрамов) Немножко еще по этому вопросу. На самом деле, компьютеры же закупаются, скажем, в плановый отдел, бухгалтерию, они как-то потом списываются. А что с ними дальше происходит? Их просто в КИП отдают?

(А. И. Сапрыкин) Есть Махнанов, который Алексей Витальевич, который…

(В. П. Федин) Есть компьютеры разного уровня. Когда они устаревают, они не могут решать те задачи, для которых они закупались централизованно. Я имею в виду уже, ну, централизованно для института, например, для бухгалтерии, они дальше передаются в службу Махнанова, который определяет их туда, куда потребность в таких компьютерах гораздо меньше. Например, в ту же самую библиотеку, где поставлена база данных. Базу данных она тянет,..

(А. И. Сапрыкин) В стеклодувную мастерскую.

(П. А. Абрамов) Хорошо, стеклодувная себе [взяла] два. А их там намного больше.

(В. П. Федин) А у вас какие подозрения, куда они деваются? (смех в зале)

(П. А. Абрамов) Вот я у вас хотел спросить, я не знаю.

(В. П. Федин) Давайте не будем обсуждать этот вопрос. Старые компьютеры списываются. Списание предполагает их уничтожение. Такие правила в нашей стране. Значит, то, что не списывается, а переходит из одного подразделения в другое, я привёл вам пример.

(Н. А. Пушкаревский) Хорошо, спасибо. И такие тоже, может, несколько инновационные предложения: «можно ли организовать электронный документооборот в институте или хотя бы продвинуться в этом направлении? Например, службу одного окна, чтобы отдавать не в несколько, не во много разных подразделений для ремонта чего-нибудь, а в какое-то одно место, и дальше бы эти документы шли автоматически; или для оформления командировочных.» 17-й вопрос.

(Н. В. Гельфонд) Можно я отвечу? Полностью, конечно, нет, к сожалению для нас же. Потому что, конечно, всем уже надоели эти бумажки. Но, например, что касаемо, на примере командировок, да? В бухгалтерии, в плановом отделе обязаны быть оригиналы тех документов, на основании которых принималось любое из решений, должны стоять подписи заведующих лабораториями, должны стоять подписи соответствующего члена дирекции, который подписал, разрешил какие-то там провести действия. Без этого Росфиннадзор посадит сразу либо директора, либо главного бухгалтера, ну, в смысле, предложит посадить. Поэтому это даже не обсуждается. К документообороту можно говорить о чём? А, ну в дополнение: вы же все знаете, что признаков, так называемых, в институте, то есть помеченных денег, очень много. И поскольку молодежь хорошо знает, ездит в командировку: 3 тысячи оттуда, 6 тысяч отсюда, 5 тысяч с гранта РФФИ, 8 тысяч еще откуда-нибудь и так далее. Какой электронный документооборот это может потянуть? Для того, чтобы нам так оформлять, вы же знаете, каждый приходит к главному бухгалтеру, который придумывает какие нужно написать формулировки, чтобы это можно было потом при проверке показывать проверяющим. Поэтому здесь нет. Насчет ремонта тяг либо еще чего-то, ну я уже рассказал, как это происходит. По-другому нельзя. Если мы заведем какого-то человека, который будет принимать эти решения, то все равно этот человек выйдет на уровень дирекции, потому что один человек здесь не сможет решить все эти вопросы.

(Е. Ю. Филатов) У меня дополнение, Николай Васильевич. Вот эти электронные подписи, они законодательно утверждены. («Конечно» — Н. В. Гельфонд) Я приведу конкретный пример. У меня жена работает в МТСе, и у них электронный документооборот налажен уже давно. Человек, обычный сотрудник, ему нужно, например, написать служебную записку. Он должен подписать у завлаба, ну, у своего начальника, у завлаба там, у начальника отдела. Он выбирает, пишет это письмо, выбирает, кому послать; приходит поэтапно, и каждый ставит свою электронную подпись. Вот вам, пожалуйста, ну и в итоге в конце готовая электронная подпись.

(Н. В. Гельфонд) Жень, сколько там человек? Сколько?

(Е. Ю. Филатов) Ну, точную цифру я вам не скажу, вы говорите в частности о…

(Н. В. Гельфонд) Конечно, сотрудников всего, которые этим всем пользуются. 5–7–10; нас 700–600 и так далее; и на каждого человека мы будем заводить электронную цифровую подпись. Ну как?

(Е. Ю. Филатов) Электронную подпись только на членов дирекции…

(Н. В. Гельфонд) А при чём здесь члены дирекции? Члену дирекции придет это — ну и что? («Можно комментарий?» — В. О. Коротеев) А вы как подавать-то это будете члену дирекции? То есть вы мне подаете, например, вот такую вот, и что? А мне нужна подпись заведующего лабораторией, мне нужна ваша подпись, мне нужна подпись председателя Совета научной молодежи — их-то кто будет ставить?

(В. О. Коротеев) Николай Васильевич, можно? («Давайте» — Н. В. Гельфонд) Я обсуждал этот вопрос, поскольку, ну, и с нашими системными администраторами, ну и так, чуть-чуть вникал. Вполне реально развернуть собственный сертификационный центр и выдавать бесплатно каждому электронные подписи, внутри института, будут валидны внутри института. И вот вопрос с решением…ну, по крайней мере, заявки, тягу там починить или сантехника, это можно сделать абсолютно, как бы, очень просто.

(Н. В. Гельфонд) Это можно и по-другому сделать. Давайте посылать эти заявки с компьютера заведующего лабораторией без всякой подписи.

(В. О. Коротеев) А…ну… давайте!

(смех, разные голоса)

(С. В. Коренев) А куда, куда?

(Н. В. Гельфонд) Ну, в соответствующие службы, давайте Царёву посылать.

(В. О. Коротеев) Хотел спросить, а в сторону глобального документооборота…

(В. П. Федин) Вы сейчас говорите про внутреннее, то, что на сторону не выходит и нас проверять не будут? Ремонт тяги никто проверять не будет, да.

(В. О. Коротеев) А по поводу глобального, в принципе тоже, опять же, внешнего документооборота, опять же, насколько я знаю, некоторые вещи уже делаются с помощью электронной цифровой подписи, («Конечно» — Н. В. Гельфонд) и в нашей стране это формально вроде как можно, другое дело…

(Н. В. Гельфонд) Почему, и не формально можно, мы работаем так с налоговой, мы так работаем с казначейством, мы так работаем с системой закупок, есть электронные цифровые подписи, они уже давным-давно работают. Мы так же работаем с банками.

(В. О. Коротеев) …и в пределах нашей организации можно сделать сертификационный центр, и не покупать каждому свою электронную подпись, а сделать (неразборчиво) собственную электронную подпись, и…

(Н. В. Гельфонд) Скажите, зачем? Что вы этим документооборотом сможете сделать?

(В. О. Коротеев) …оформить командировку… (неразборчиво)

(Н. В. Гельфонд) Нет; все, что касается финансов, вы не сможете этого делать. Я еще раз говорю, нужны белые… нужны бумажки, на которых стоят все подписи. Для проверяющих ваш документооборот… не волнует.

(В. О. Коротеев) (неразборчиво, что-то про ЦБ или ФЦП)

(Н. В. Гельфонд) Зако-он! Вот когда у нас в стране введут документооборот электронный, тогда да.

(В. О. Коротеев) Так уже ввели для всех граждан.

(Н. В. Гельфонд) Нет. Для граждан — да, а для организаций нет.

(П. А. Абрамов) Я немножко уточню вопрос. Вот. Можно ли сделать на сайте электронную форму заполнения командировочных? Вы берёте, заполняете конкретно имя, куда едет и кто, это всё поступает одному человеку, скажем, секретарю, он его распечатывает и бегает, то есть, я не трачу на это день своей работы.

(Н. В. Гельфонд) А там в чем проблема-то, не понятно? Там бланки лежат электронные все. Вы хотите, чтобы там были написаны все семьсот имен, фамилий, отчеств сотрудников института, чтобы выбрали выбрали и туда внесли, что ли?

(А. В. Вировец) Он хочет, чтобы кто-то за него бегал за подписями.

(П. А. Абрамов) Чтобы кто-то за меня это делал.

(Н. В. Гельфонд) Просите секретаря своей лаборатории, если у вас такой есть, чтобы он сделал. («А у меня нету секретаря» — П. А. Абрамов) А кого вы предлагаете, чтобы это делал? Кто? Я? (смех, оживление в зале) Я, что ли, или кто? То есть, или вы предлагаете ввести дополнительного человека? Вместо молодого научного сотрудника? Давайте… будем заниматься этой ерундой.

(А. И. Сапрыкин) Это решение вашего заведующего лабораторией.

(С. В. Коренев) Я боюсь, что это не получится по той причине, что деньги командировочные, опять же, вы начнете собирать мира по нитке, и этот секретарь, он на следующий день или чокнется, потому что 20 разных лабораторий, да еще умножим на 4 источника да? и когда он будет ходить, и все эти подписи нужно собирать. Здесь ему подписал владелец вот этого гранта, здесь вот этого. Вы представляете, как этот секретарь будет ходить, когда придут к нему 8 человек, поедут на какую-то конференцию? Я не представляю. Я просто не представляю. Потому что система, вот как только что сказал Николай Васильевич, деньги идут из разных источников, и для того, чтобы плановый отдел вам заполнил эту форму, после которой там подпишется заместитель директора или директор, плановый отдел поставит подпись только после того, как подписи со всех владельцев грантов будут… у него. Поэтому этот человек не сможет просто…

(Н. А. Пушкаревский) Хорошо. Общее мнение такое, что пока нецелесообразно.

(В. П. Федин) Давайте я свое мнение скажу. Конечно же, когда у нас такой современный президент, который пользуется там всякими гаджетами и так далее… («Текущий президент» — Н. В. Гельфонд) …всё равно когда-то мы перейдем на этот прогрессивный документооборот. Давайте вместе подумаем. Мы тоже в дирекции подумаем. Я думаю, что все-таки какие-то элементы надо пытаться вводить. Где, по крайней мере, требуется, по крайней мере, подпись одного заведующего лабораторией, когда, например, пишет представление, например, на премию.

(Н. В. Гельфонд) Нельзя.

(В. П. Федин) Почему?

(Н. В. Гельфонд) Нельзя. Ну как…

(В. П. Федин) Электронная подпись?

(Н. В. Гельфонд) Ну… давайте пробовать. Но этой уже детали.

(В. П. Федин) Ну, например. Все вместе, глобально, мы с вами договорились, к сожалению, точно никак не получится. Какие-то элементы — давайте, посмотрим, что можно сделать, может быть. А дальше возникнут те же самые проблемы, которые мы отмечали с коллегами. Кого-то надо будет взять — одного-двух-трех программистов и так далее, ну, надо смотреть.

(С. В. Коренев) Там еще возникнет вопрос о конфиденциальности информации, там много чего возникнет.

(Е. Ю. Филатов) Начать со служебных записок и заявок… (неразборчиво)

(В. П. Федин) Женя, я как раз и говорил — надо спокойно просмотреть из каждодневных проблем, которые есть у научных сотрудников, что можно сделать в электронном виде, не собирая подписи, которые в данном случае, ну замена лампочки, ничего не значит. Вроде бы никто не придет нас проверять, куда мы дели эту лампочку. Надо подумать спокойно.

(С. В. Коренев) Нет, но таких людей-то мало. Двадцать заведующих лабораторией, каждый своего заведующего знает, ну подпись-то получить несложно. Если вам сложно найти заведующего, значит надо вызвать и всё…

(А. И. Сапрыкин) Подождите, Жень, вернусь к проблеме лампочек, неужели недостаточно позвонить дежурному электрику и пригласить его…

(Разные голоса) Нет, надо заказ писать.

(А. И. Сапрыкин) Нет? Я вообще-то так… (неразборчиво)

(В. С. Коренев) Я просил вот уточнить по поводу того, чтобы эти заявки просто выполнялись все-таки без дополнительных подписей, просто отправленные с компьютера заведующего лабораторией. То есть, соответственно, сотрудник заполняет в электронном виде эту заявку, пересылает своему заведующему, он пересылает дальше. То есть вот так вот, да?

(В. П. Федин) Все правильно, Володь, я предлагаю спокойно вам придумать такие операции, которые кажутся… с которыми не возникнет проблем. Давайте подумаем все вместе.

(В. С. Коренев) Хорошо, то есть примерно таким образом можно пробовать.

(Н. А. Пушкаревский) Давайте все поспособствуем организации, чтобы… (неразборчиво, много голосов)

(Н. В. Гельфонд) Это первый яркий пример, когда… Там есть свои проблемы, которые связаны со списанием того, что будут делать например,… давайте, лампочку, да. Если нет заявки, то нет основания у главного энергетика, списать эту лампочку.

(В. С. Коренев) Нет, это я понимаю, что бумага нужна все равно…

(Н. В. Гельфонд) Поэтому тут надо подумать, как это сделать, чтобы не нужно было. Допустим, дежурный электрик идет и записывает в журнале, что он пошел менять лампочку, да? Может, этого будет достаточно. Ну поэтому давайте любые предложения.

(Н. А. Пушкаревский) Ну хорошо. Давайте перейдем дальше все-таки. Вот два инновационных таких предложения, поскольку у нас «инновационный президент». В продолжение электронного документооборота: предлагается телефонный справочник института поддерживать в актуальном состоянии на сайте, потому что он быстро устаревает в бумажной форме, и предлагается, если руководители подразделений будут подавать сведения об изменениях в справочник, скажем, раз в полгода–год, то поддерживать в актуальном состоянии будет очень даже просто.

(С. В. Коренев) Ну это вопрос можно прямо к Косте обратиться, достаточно или нет?

(А. И. Сапрыкин) Ну раз надо сделать — надо сделать: выпускать ежегодно справочник и все.

(С. В. Коренев) Костя у нас занимается этим вопросом, правильно? Технически. То есть что для этого нужно — как часто подавать? Ну давайте, это, может, даже не надо для этого обсуждать, давайте так и сделаем.

(Н. А. Пушкаревский) Можно ли запрашивать сведения у заведующих лабораторией раз в полгода, допустим? Об изменениях?

(В. П. Федин) Хорошо, а если мы перейдет на ежегодный выпуск такого справочника, это не решит проблем?

(Н. А. Пушкаревский) Так а зачем печатать бумажный вариант ежегодно? Вот предложение именно на сайте поддерживать.

(В. П. Федин) Ну как-то вот, кому-то удобнее в бумажном.

(А. И. Сапрыкин) Даже в солидных организациях так делается, и никаких проблем с печатанием нет, это один автореферат.

(В. П. Федин) Нет. Вопрос в этой части мы говорим: раз в год хотите — будем печатать, а все остальное — вот у нас Костя отвечает…

(С. В. Коренев) Вопрос — я сейчас скажу, почему нужен бумажный вариант, потому что не у каждого сотрудника или гостя института есть в руках этот самый экран с этим самым сайтом. Вот и все. Как только у каждого будет, я не знаю там, айфон, где все это есть, и у него зрение нормальное, ну, наверно, это будет актуально, а так, конечно, бумажный должен быть носитель.

(К. А. Коваленко) Вопрос в том, что эти два процесса параллельны. Справочник на сайте и бумажный справочник — они никак не скореллированы ни по времени, ни по тому, кто этим занимается. Соответственно, информация в бумажном и в электронном варианте, она принципиально разная. Очень много устаревших номеров. Это надо делать как-то, ну, не знаю.

(С. В. Коренев) Ну тогда чисто технический вопрос: можно ли из того справочника, который постоянно обновляется на сайте, печатать бумажную версию?

(К. А. Коваленко) Легко.

(С. В. Коренев) Легко. Ну вот и весь вопрос. То есть мы попросим Ольгу Анатольевну, чтобы там она обновляла там информацию, а раз в год мы ее будем распечатывать в виде справочника.

(Н. А. Пушкаревский) Хорошо. Отлично. И следующий момент, вопрос… Да, пожалуйста —

(В. Ю. Комаров) Раз вся кадровая информация проходит через отдел кадров, может быть, это просто имеет смысл увязать? Чтобы отдел кадров подавал информацию составителю сайта — вот текущее обновление. Раз в неделю…

(шум)

(В. П. Федин) Давайте так, эти все бюрократические вопросы сейчас, кто это будет делать, мы рекомендовать даже не будем, договорились?

(В. Ю. Комаров) Просто ставить в известность составителя сайта, не надо подавать никакую информацию, можно просто ставить в известность, что произошло такое-то изменение. Все, больше никаких…

(Е. Г. Зевак) Пришли аспиранты…

(С. В. Коренев) Я сейчас поясню. Значит, в отделе кадров этой информации нет. В отделе кадров есть информация, что поступил такой-то человек, а в какой он будет комнате работать, и какой у него внутренний телефон...

(В. Ю. Комаров) Хотя бы знать, что изменения есть, это уже ценная информация.

(С. В. Коренев) Ну, то есть,.. еще раз говорю: а эта информация есть только у заведующего лабораторией. В какую комнату он его посадил, этого человека, и по какому телефону он будет.

(В. Ю. Комаров) Надо либо опрашивать всех заведующих лабораторий, либо каждый заведующий лаборатории должен подавать сведения, что тоже заведующих напрягает, а так: поступила информация об изменениях, состыковали, изменили, всё.

(С. В. Коренев) Ну это как-то сложно.

(Н. А. Пушкаревский) Можно продумать предложения по этому самому вопросу.

(В. П. Федин) Ну, если вы продумали, то хорошо.

(Н. А. Пушкаревский) И вот такое предложение, я считаю, тоже интересное: про телефонные номера. Нелогично… Нельзя ли, допустим, ввести такую систему, чтобы номер строился по принципу: корпус и дальше номер комнаты. Тогда каждый телефонный номер легко и однозначно должен совмещаться с конкретной комнатой. Можно ли это сделать?

(В. П. Федин) Давайте я отвечу. В принципе, техническая возможность, конечно, для этого есть, но тогда придется помнить номера комнат.

(Н. В. Куратьева) Как раз это проще.

(Неразборчиво, говорят одновременно)

(В. П. Федин) Ну когда у нас будет электронный справочник и так далее, просто все автоматически будет. Ну, я... мне кажется, это излишняя какая-то частность, которая ну никак не мешает… ну, жить дальше. Можно, например, рекомендовать номера делать не цифрой, например, а Иванов Иван Иванович Новосибирск 54 года рождения.

(смех)

(Н. А. Пушкаревский) Не, ну это слишком долго и сложно…

(В. П. Федин) Долго?

(Н. А. Пушкаревский) Чтобы номер был комнатой обозначен…

(Н. В. Гельфонд) А какая разница-то? Вам же нужно не комнату и номер, («Часто приходится комнату» — Н. А. Пушкаревский) вам надо человека.

(Н. А. Пушкаревский) Часто комнату приходится смотреть… когда надо звонить в такую-то комнату.

(С. В. Коренев, Н. В. Гельфонд) Тогда надо знать, где работает человек.

(немного неразборчиво)

(В. П. Федин) Давайте ответ. Делать этого мы не будем. Преимуществ не видно.

(С. В. Коренев ) Я по крайней мере беру бумажный и листаю.

(Н. А. Пушкаревский) Дальше у нас блок вопросов о... условно бытовые вопросы. Ну, такие уже менее научные и более про… об обитании в институте. «Планирует ли дирекция реорганизацию буфета? Например, превращение его в полноценную столовую?»

(В. П. Федин) Кто у нас планировался отвечать на этот вопрос?

(А. И. Сапрыкин) В. П.

(С. В. Коренев) Владимир Петрович, вы планировали… (смех)

(В. П. Федин) Я планировал?

(А. И. Сапрыкин) Вы планировали и не допланировали.

(В. С. Коренев напоминает Н. А. Пушкаревскому, что пропущено дополнение к последнему вопросу про телефоны)

(В. П. Федин) Пожалуйста, вернёмся, да.

(В. С. Коренев) Вернуться к 19-му.

(С. В. Коренев) Про внутренние и городские, да?

(В. С. Коренев) Да. Вот куплены новые аппараты, они, наверное, умные, что-то могут.

(В. П. Федин) Все правильно, Володя. Когда покупалась эта новая станция, это был проект, который долго венчался. Мы потратили большие деньги на его приобретение, обещали совершенно фантастические… горы, или там, вершины, IP телефония там… все связаны… внутренние, городские. Оказалось, что наши сети все это не выдержат. Я только сегодня разговаривал с Алексеем Витальевичем, на самом деле они за несколько лет привели определённые латания наших сетей. По крайней мере, сейчас будет внесено в дирекцию предложение этими службами, которое позволит полнее использовать возможности этой станции. Пока еще решение не принято. Но я честно говорю, что проект меня очень огорчает, как он был реализован. Были большие обещания, оказалось, что мы не обратили внимания на то, что сети наши не позволяют… То есть все сделано, а провода не позволяют этого делать.

(Тихий голос из зала) А провода… (далее непонятно)?

(В. П. Федин) Да.

(Н. В. Гельфонд) То есть это миллионные вложения опять же.

(В. П. Федин) То есть решить-то можно проблему, но…

(С. В. Коренев) Техника есть, а проводов нет…

(Из зала) Понятно.

(В. П. Федин) Так, что там у нас дальше? [про вопросы]

(неразборчивый шум и обсуждение в зале, С. В. Коренев отвечает на неразборчивый вопрос о неработающих номерах)

(С. В. Коренев) … То есть, если вы помните лет пять назад, вернее, года три назад примерно там 30 процентов номеров просто не работали. Щас, по-моему, уже осталось таких… («То есть процесс идёт, но…» — А. И. Сапрыкин) Вот этот процесс уже почти закончен. Там 3 или 4 процента осталось неработающих, ну а дальше видно будет.

(В. П. Федин) Относительно буфета…

(Из зала) Буфет.

(В. П. Федин) Относительно буфета. Наш буфет, конечно, в неудовлетворительном состоянии, в том смысле, что там обедов полноценных, конечно же, нет, если только что разогреваются. Цены, наверно, повышены, по сравнению с другими местами. Обращаюсь к научной молодежи: пожалуйста, берите в подряд, ну примерно найдите двух людей, которые организуют работу отличной столовой с дешевыми ценами. Если будет это приносить вам доход, то дирекция согласится на такой вариант.

(Н. В. Гельфонд) Здрасте! Торги! Торги!

(С. В. Коренев) Там не наши сотрудники работают…

(В. П. Федин) Ну они наверно победят на этих там…

(С. В. Коренев) В свое время, когда («Мы объявим конкурс» — Н. В. Гельфонд) буфет был отдан на откуп Дома учёных, это требовалось для того, чтобы… по соображениям техники безопасности.

(В. П. Федин) И потом нет соображений, как организовать так, чтоб было вкусно, много и дешево.

(Е. Г. Зевак) А можно сказать? («О, сразу много вопросов к этому» — Н. А. Пушкаревский) Нет у меня комментарий к этому.

(Мужской голос из зала, парень из криогенного корпуса?) А я правильно понимаю, что это какая-то конкретная коммерческая организация арендует у Института вот это помещение («Да-да-да» — С. В. Коренев) то неужели нельзя объявить конкурс?

(В. П. Федин) Ещё раз объявляю, что в данном случае есть договор, подписанный с Домом учёных, и они в рамках того, что они могут делать, они не могут готовить, на самом деле. То есть, в тех условиях, которые у нас сейчас есть. Заниматься вопросами прохождения санэпидемстанции и так далее, ну, у нас… мы просто не хотим этим заниматься.

(Е. Г. Зевак) Про это буфетчица говорила, что просто очень много денег надо вложить… вложить в буфет, чтобы СанПин пропустил… допустил готовку. (С. В. Коренев и А. И. Сапрыкин кивают: «Да, да, конечно.»)

(А. И. Сапрыкин) Чтобы СанПин разрешил готовить, плиты, … СанПин разрешил только хранить продукты и в микроволновке разогревать.

(В. П. Федин) То есть, мы ждем очень, что появятся инициативные люди, которые и для себя получат выгоду и нас всех сделают счастливыми. Значит, по сути это реорганизация… Ну мы не получаем никакого дохода, я имею в виду институт, от аренды этого помещения…

(Н. В. Гельфонд) Аренда безвозмездная.

(В. П. Федин) Она безвозмездная.

(Н. В. Гельфонд) Сейчас.

(В. П. Федин) То есть, естественно, если бы мы брали еще арендную плату, то это еще больше поднимет цены при прочих равных условиях. Но вот я согласен с тем, что буфет в плохом состоянии. Но вот какой есть. Пирожки зато вкусные.

(Н. А. Пушкаревский) Спасибо. И дальше, если комментариев нет, следующий вопрос: «Какие планы у дирекции по ремонту фасадов института?» И, если можно, я сейчас промотаю, просят прокомментировать конкретный случай…

(С. В. Коренев) Так а что, Лиза здесь, она расскажет.

(А. И. Сапрыкин) Да не надо, мы читали это, зачем…

(В. П. Федин) Ну все знают… Николай Васильевич, вы будете отвечать?

(А. И.Сапрыкин) Нет, давайте я, что ли, отвечу. У нас есть планы капитально ремонта. Нам выделяются средства на этот капитальный ремонт. Вы, наверно, видите, что мы сейчас в основном, ну в этом году скажем приблизимся к 75 процентам замены окон, да. То есть деньги откуда-то… на все откуда-то надо брать деньги. Вот мы сейчас заняты тем, чтобы привести… фасад уже приведен по окнам в порядок. Осталось в здании тыловую часть сделать окнами. Вот исходя из тех средств, которые нам выделяются и которые мы собственные средства закладываем, мы меняем окна и двери, и я надеюсь, что эта эпопея закончится. Следующая — фасад. У нас фасад, конечно, мы… Нам не выделят денег сразу на все, да? Аккумулируем средства, сделаем крыльцо. Уже обсуждается, как там сделать дизайн нового крыльца и так далее. Процесс идет… он просто…

(Н. А. Пушкаревский) Тогда вопрос у меня, наверное, Лиза поддержит: как решить конкретную проблему или как узнать, когда она решится?

(А. И. Сапрыкин) А эта конкретная проблема, это надо обращаться в соответствующие службы, и она решается.

(Н. А. Пушкаревский) А говорят, что обращались? [Обращаясь к Лизе Лидер]

(Е. В. Лидер) Я туда обращалась.

(В. П. Федин) Все правильно. Как мы знаем, какие огромные территории в институте, какие огромные площади. К сожалению, есть ряд чисто конструкционных изъянов, которые были допущены при строительстве института, которые приводят к тому, что комната Людмилы Павловны, это лаборатория Федорова, традиционно холодная, вот эта комната… эта самая… по крайней мере, задача поставлена перед замдиректором по общим вопросам, будем пытаться ее решить. Но мы идем все равно по пути энергосбережения, в том смысле, что меняем окна. Вот. У нас новые кондиционеры. И мы… У нас есть хороший запас в этом отношении. Другие работы тоже сделаны, подготовка к зиме тоже ведется таким образом, что все утепляется. По крайней мере, мы совершенно точно говорим, что службы не должны экономить за счет того, чтобы тепло отключать и вымораживать помещение. Но, к сожалению, вот такие случаи… Ну, нет простого решения пока.

(И. Ю. Ильин) Можно ли сделать так, чтобы сотрудники сами могли пользоваться лифтом, в частности вот во втором корпусе, когда приходится очень часто, ну, конкретно мне, спускаться с четвёртого этажа второго корпуса… («Вопрос понятен» — Н. А. Пушкаревский)

(В. П. Федин) Вопрос понятен. Ответ: нет.

(И. Ю. Ильин) Но почему?

(В. П. Федин) Ну потому что… это потребует достаточно длительных объяснений. Значит, лифт — он грузовой. На самом деле он должен эксплуатироваться по определенным правилам. Туда нужно посадить лифтера, ну, естественно, за счет ставки молодого научного сотрудника, наверное, (смех из зала) и он будет возить вас, наверно, периодически.

(С. В. Коренев) Нет, у нас есть лифтёр, но он…

(В. П. Федин) Но вообще этот лифт не предназначен для перевозки людей. Вообще, лифт — это головная боль в том смысле, что его нужно менять, у него уже окончился срок. Сколько стоит лифт?

(шум в зале, высказываются предположения, слышно слова «миллион»; «Полтора» — Н. В. Гельфонд)

(В. П. Федин) Миллионы, да? да?

(А. И. Сапрыкин) Но это лифт стоит, а заменить шахту, всё хозяйство!

(В. П. Федин) Надо иметь в виду, институту 50 лет, зданию, я имею в виду.

(И. Ю. Ильин) А лифтёр разве не занимается тем, что просто нажимает на кнопочку и лифт поднимается?

(В. П. Федин) Вот я ещё раз говорю, у нас есть правила; вот вы спросили, можно ли, а я ответил — нет.

(Н. А. Пушкаревский) Всё, хорошо. Паша —

(П. А. Абрамов) Часов в пять, допустим, во втором корпусе становится прохладно потому что приточку вырубают. (Голоса в зале: «тут не только во втором корпусе», «да-а, это и в первом корпусе») Как-то это можно не в пять вырубать, а хотя бы в семь? Как-то это можно сделать?

(А. Анюшин) Потому что зимой бывает такое, ДМСО замерзает, 15 градусов, нерабочая обстановка.

(В. П. Федин) Николай Васильевич, можете сказать, когда там у нас выключается приточка?

(Н. В. Гельфонд) Ну так оно и есть наверное, часов в пять и выключается, поэтому начинает холодать, а где-то к шести становится нормальная температура, рабочая, ребята, что, надо работать в прохладе:)

(В. П. Федин) Хорошо, этот вопрос, конечно же, вопрос денег. Вы знаете, сколько… ну, может быть вы ещё не знаете, особенно, кто с родителями живёт, сколько вообще стоят коммунальные услуги, и сколько стоит там отопить двухкомнатную квартиру. Теперь представьте двухкомнатную квартиру, где стоят вытяжные шкафы, которые всё вытягивают, потом всё это приточками нагревается, и так далее. Легко представите, что счёт за пользование теплом в этой двухкомнатной квартире вырастет ну раза в 3—4. То есть, огромные траты, экономить всё равно нужно. Я предлагаю вместе с Советом научной молодёжи пройтись по институту, например, в шесть часов, и посмотреть, сколько людей замерзают в этих условиях. Согласны?

(Оживление в зале, неразборчивый шум, «Я замерзаю» — П. А. Абрамов, «Будет 10 человек» — Н. В. Гельфонд)

(А. И. Сапрыкин) И вы увидите, что процент рабочих комнат после шести часов составляет не более 10.

(В. П. Федин) Ну мы договорились с Советом научной молодёжи? Я готов.

(возгласы в зале, женский голос: «да, да, договорились»)

(В. С. Коренев) А можно задать такой вопрос, только я прошу, за грубость не сочтите. Почему ремонтируются коридоры, пока не закончен ремонт комнат, мне интересно?

(Н. В. Гельфонд) Можно я отвечу?

(В. С. Коренев, продолжает) Коридор явно не основное место, равно как и крыльцо, в общем-то. Мне всё равно через что заходить, если у меня на рабочем месте плохо. Вот так вот.

(Н. В. Гельфонд) Вот если у нас примерно 300 вытяжных вентиляторов, да, вытяжных устройств, то комнат, наверное, раза в два больше. Комнаты мы начинаем, и делаем мы примерно комнат 20 сейчас. То есть, служба целая собрана, да, куча приказов делается, всё делается, в общем, комнат 20 примерно мы можем себе позволить ремонтировать в год. Это все деньги, которые нам дают, мы их практически на это и тратим. Ну, не важно. Максимум, что мы можем отремонтировать, это 20 комнат в год. Мы проходим, и начинаем следующий круг. Мы сколько времени будем ждать, чтобы начать вообще ремонтировать коридоры? То, что мы начали ремонтировать коридоры, да к нам просто вот приходит та же молодёжь, она заходит в хлев, и увидит — хлев, коридор — хлев. Ну туда значит дальше в комнаты заходить не надо. Развернётся и уйдёт. И нормально сделает.

(А. И. Сапрыкин) Разумеется не надо заходить в хлев, чтобы посмотреть дальше, дальше в хлев, чтобы понять, что я здесь работать не буду.

(Н. В. Гельфонд) Развернётся и уйдёт.

(В. С. Коренев) А я, например, если я пройду через хлев и зайду в хорошо оборудованную комнату, я останусь там работать. Как молодой человек.

(Н. В. Гельфонд) Хорошо оборудованная и отремонтированная — это разные вещи, разные деньги. Дальше. На ремонт коридоров нам дают деньги централизованно. Это вот те капремонты, деньги на капремонты, которые нам даёт президиум, ну сейчас государство, неважно. Вот, часть из них, как Анатолий Ильич сказал, мы тратим на окна, двери. Часть из них мы тратим на поддержание системы жизнеобеспечения. И часть из них мы тратим на ремонты в холлах, в коридорах, и так далее. Мы можем потратить эти деньги, часть этих денег, на ремонт комнаты. Но, ремонт коридора и ремонт двух комнат, это сравнимо или нет? («Максимум две комнаты» — А. И. Сапрыкин) То есть, деньги, потраченные на ремонт коридора, это будет ремонт двух всего комнат.

(В. С. Коренев) Да, в двух комнатах станет лучше.

(Н. В. Гельфонд) Ну жалко, жалко! Или двадцать собственными силами.

(С. В. Коренев) Дело не в этом, дело в том, что ещё мало деньги, нужны ещё люди, которые будут ремонтировать эти комнаты.

(Н. В. Гельфонд) Нет, это сторонние организации, это делают сторонние организации.

(Н. А. Пушкаревский) Я думаю, это дискуссионный вопрос, и не все из молодых действительно согласятся тоже с такой позицией, что лучше ремонтировать комнаты.

(С. В. Коренев) А сторонняя организация она не может ремонтировать комнату, потому что электрику и сантехнику в наших комнатах могут делать только наши электрики и сантехники, потому что по-другому главный энергетик не будет отвечать тогда за эту комнату. Это тоже требования вполне определённые, вот и всё.

(Н. В. Гельфонд) Ну есть куча всяких организационных вопросов.

(Н. А. Пушкаревский) И ещё несколько вопросов, у нас немножко осталось. «Можно ли организовать дополнительную комнату для спорта? И желательно также и душевую в подвале института, потому что много желающих заниматься разными видами спорта, например, танцы и другие.»

(А. И. Сапрыкин) Ну вот как раз такой вопрос жгучий, вот что лучше, отремонтировать две рабочих комнаты…

(Н. А. Пушкаревский) Нет, здесь речь…

(А. И. Сапрыкин) … я закончу. Или организовать, вы знаете, что благодаря, может быть, именно нашей инициативе, вот нынешней дирекции, одна комната сделана. Освобождена вторая комната. Есть, я готов пальцем указать и открыть эту комнату. Я думаю, что институт, совместно с профсоюзным комитетом может даже приобрести материалы для оборудования этой комнаты, но дальше — плиз! («И для ремонта» — Н. В. Гельфонд) Для оборудования и для ремонта этой комнаты.

(С. В. Коренев) А кто ремонтировать будет? То есть будут взяты те ремонтники, которые ремонтируют те самые комнаты, в которых работают те самые научные сотрудники.

(А. И. Сапрыкин) Да, да. Если у вас есть, то есть, помещение выделить — выделим.

(Н. А. Пушкаревский) Уже можно, да?

(Н. В. Гельфонд) Оно уже выделено.

(А. И. Сапрыкин) Оно выделено. С душем. Выделено. Там есть канализация, душ. Это соседняя комната, это не надо никуда ходить. Это всё рядом, там же, в подвале. Но вот давайте инициативную группу, давайте вместе с нашими службами составим смету ремонта, и так далее, давайте закупим материалы, требуемые для этого ремонта, и вперёд.

(Н. А. Пушкаревский) Понятно. И есть дополнение у нас —

(Е. Н. Ткачев) У меня вопрос, а с криогенным корпусом там в том же подвале, что-нибудь такое планируется или нет? Просто нас в криогенном корпусе порядка десяти человек, или даже больше, молодёжи, и тоже бывает в перерыве хоть, ну как-то отвлечься от рутины и хотя бы в тот же теннис настольный поиграть. До главного корпуса мы же не побежим.

(оживление, смех в зале, «У вас столовая рядом есть :)» — Е. Г. Зевак; «Да, у вас есть, куда ходить!» — П. А. Абрамов)

(В. П. Федин) А настольный теннис там можно поставить или нет?

(Е. Н. Ткачев) Я вот не знаю, там в подвале говорили раньше даже бильярд был когда-то, в советское время.

(В. П. Федин) Ну, бильярд не знаю, посмотрите, можно поставить или нет.

(А. И. Сапрыкин) А вы были в подвале, там можно расположить…

(С. В. Коренев) Там есть помещение для бильярда или настольного тенниса?

(Е. Н. Ткачев) Помещения есть, вопрос в каком они состоянии — я не знаю.

(А. И. Сапрыкин) Помещений там нет, они очень маленькие, и в основном используются как склад.

(С. В. Коренев) Ну это надо взять что-то и сходить.

(А. И. Сапрыкин) Я был, я был там в подвале.

(С. В. Коренев) К сожалению, там нет помещений, так сказать.

(Е. Н. Ткачев) Нет, раньше говорили, что в советское время там и теннисный стол был, и бильярдный стол.

(А. И. Сапрыкин) Он не там стоял, он не в подвале стоял. Теннисный стол стоял вот здесь сразу слева от вахты, ну, в смысле, как входишь в коридоре.

(С. В. Коренев) Ну так может туда его и поставить?

(Е. Н. Ткачев) Нет, говорили ещё вот тот, который в галерее, вот этот подвал вот, не тот, который под корпусом, а в галерее подвал, ещё одна комната…

(С. В. Коренев) Короче, Женя, найдите помещение, в которое вы увидите, что можно поставить тот самый теннисный стол, обратитесь к Анатолию Ильичу…

(А. И. Сапрыкин, прерывает) Так, стоп!

(смех в зале)

(С. В. Коренев) …я поясняю, поскольку Анатолий Ильич отвечает у нас за помещения, и он скажет, если действительно это можно сделать, ну тогда можно ставить вопрос, покупать этот стол, ставить, а дальше играйте, может быть, отсюда будут бегать.

(В. П. Федин) Вы в администрацию обратитесь, или в профсоюз обратитесь.

(С. В. Коренев) Просто сейчас надо проявить инициативу.

(Е. Н. Ткачев) А по поводу помещения к управляющему корпусом, да?

(С. В. Коренев и А. И. Сапрыкин, вместе) Да-да, Ренат Кадыров, который… как это? Комендант? Смотритель здания.

(Н. А. Пушкаревский) Вот в дополнение тогда к вопросу о спортивной комнате вопрос: «Как организовать в ней хорошую вытяжку? Потому что все, кто там занимаются, жалуются на…»

(С. В. Коренев) Там же вроде есть вытяжка?

(Н. А. Пушкаревский) Она есть, но…

(К. В. Жерикова) Но там вот такой вентилятор стоит. (показывает руками)

(А. И. Сапрыкин) Ну купить вот такой. В чём вопрос? Ну давайте вот такой купим. (тоже показывает руками)

(С. В. Коренев) Ксения в два раза больше показала :)

(смех и оживление в зале, говорит сразу много людей)

(К. В. Жерикова, продолжает) … и когда занимаются… десять-двенадцать человек там, вы извините, но через полчаса дышать там просто нечем. Когда занимаются мужчины на тренажёрах, не сочтите за грубость, но у мужчин пот просто пахнет своеобразно. (оживление в зале, шум, К. В. Жерикова продолжает говорить, но её не слышно)

(В. П. Федин) Ну хорошо. Так, Ксения, ещё раз, душевая комната для того, чтобы этих вонючих мужиков отмыть, будет сделана. (шум в зале, бурное обсуждение, дирекция кроме В. П. Федина какое-то время между собой обсуждает, что там, возможно, есть окно, можно ли его открывать и т. п.) Если проблема, то какая-то инициативная группа, которая этим занимается, напишите служебную записку на моё имя. Там другая вещь. Ну почему все это должна делать администрация. А профсоюз не может вообще вентилятор сменить?

(К. В. Жерикова) Как вам сказать. Дело даже не в самом вентиляторе. Вентилятор можно поставить в два раза больше. Но он эффективности никакой не (имеет?).

(В. П. Федин) Там принципиальные какие-то другие проблемы есть?

(К. В. Жерикова) Похоже что да.

(А. И. Сапрыкин) Ну там нет приточной вентиляции, там нет приточной вентиляции.

(К. В. Жерикова) Но я не специалист.

(Н. А. Пушкаревский) Ну хорошо, это не специалист. К кому обратиться? К каким специалистам обратиться, чтобы они помогли решить проблему?

(А. И. Сапрыкин) Ну, у нас один специалист по этому — главный инженер.

(В. П. Федин) Хорошо. Ксения, всё равно, напишите на мое имя записку. Посмотрим, что можно сделать. Я-то думал, что размер — в дыре (показывает руками. «Нет, дыра там такая, а вентилятор вот такой» — Н. В. Куратьева) — а вы говорите, что принципиальное ограничение. Ну может быть, больше вентиляторов, я не знаю.

(А. И. Сапрыкин) Там металлическая дверь, в ней надо дырочки просверлить.

(Н. А. Пушкаревский) И вот еще предложение, один вопрос. «Планирует ли дирекция что-то сделать с гардеробом?» Как предложение: «В гардеробе неплохо было бы сделать шкафчики, закрывающиеся для личных вещей.»

(Н. В. Гельфонд, В. П. Федину) Это я отвечаю, да?

(В. П. Федин, Н. В. Гельфонду) Ну отвечайте.

(Н. В. Гельфонд) Вот мне бы интересно было знать, кто задал этот вопрос?

(В. О. Коротеев) Я! (смех)

(Н. В. Гельфонд) Да? Сколько человек в институте?

(В. О. Коротеев) Ну, как Сергей Васильевич сказал, четыреста семьдесят…

(Н. В. Гельфонд) Ставок! Ставок.

(В. О. Коротеев) Ну а человек — шестьсот.

(Н. В. Гельфонд) Больше.

(С. В. Коренев) Пятьсот тридцать. Давайте так, в среднем.

(Н. В. Гельфонд) 530 и еще плюс студенты и так далее. И аспиранты как раз. Ну, больше 600. Туда [в гардероб] войдет 600 этих кабинок?

(Реплика из зала) Не каждому.

(Н. В. Гельфонд) Почему не каждому? Здрасьте. А кто у нас лучше, кто хуже? Я ничего не понимаю.

(Н. А. Пушкаревский) Нет, исключать никого нельзя. Есть предложение, сделать не шкафы большие для одежды, а небольшие шкафы, куда можно было б поставить обувь или пакет с вещами. Витя, правильно я понимаю? … для небольших шкафов места хватит.

(Н. В. Гельфонд) 600 шкафов…Разрисуйте! Разрисуйте.

(С. В. Коренев) То есть, короче сделать камеру хранения вместо гардероба, правильно? Правильно идею я понимаю? Камеру хранения сделать вместо гардероба.

(А. И. Сапрыкин) Реально работающий пример приведите, вот тогда мы всё — вопрос исчерпан.

(Н. В. Гельфонд) Нет, ну при чём здесь реально работающий...

(А. И. Сапрыкин) Нет такого примера.

(Н. В. Гельфонд) Предложение дайте. Где-нибудь как это можно сделать. В данном гардеробе, где есть, это не сделать. Понятно, не разместить. В подвал спускаться вы будете в одежде. Всё полностью спускаться в подвал, там тоже кабинки не поставить. Гардеробщика в подвале мы держать не будем — права не имеем.

(В. П. Федин) Идея хорошая, но пусть сделают рабочее предложение. Сколько мест, какие размеры, где разместить.

(Н. В. Гельфонд) Ну и кроме того, да, если шкафчики, то сколько они стоят?

(шум и обсуждение в зале)

(А. И. Сапрыкин) Это не для обсуждения сейчас, если по этому поводу мы будем…

(В. Ю. Комаров) Вопрос чуть другой. Есть такая проблема, особенно, скажем, у женщин. Что придти в гардероб и переодеться в неком отделенном помещении. То есть, какую-то организовать ширму, где можно сменить внешнюю одежду на собственно рабочую («Снять рейтузы» — Е. Г. Зевак) и спокойно вот эту вот тяжелую одежду повесить в гардеробе. Такое возможно?

(Н. В. Гельфонд) Конечно.

(В. П. Федин) А как же они до этого-то ходили?

(В. Ю. Комаров) Выгоняли из лабораторий из комнат людей, переодевались там, потом разрешали.

(Н. В. Гельфонд) Ну надо, чтоб от кого-то поступила заявка: на сколько человек, какой нужен объем?

(В. Ю. Комаров) В любом театре есть такое помещение, куда можно придти, привести себя в порядок.

(В. П. Федин) Это помещение называется туалет, по-моему.

(В. Ю. Комаров) Что-то типа такого, только без...

(В. П. Федин) А в туалете нельзя?

(Н. В. Гельфонд) Нет, в Оперном театре есть, конечно, там специальные помещения…

(С. В. Коренев, Н. В. Гельфонду) Там курят.

(Н. В. Гельфонд, С. В. Кореневу) Нет.

(В. П. Федин) Ну а в туалете то нельзя?

(В. Ю. Комаров) Просто ширму организовать.

(В. П. Федин) Нет, просто в туалете?

(Н. А. Пушкаревский) Нет, это иногда удобнее делать в гардеробе, чтобы там же и оставить вещи.

(В. Ю. Комаров) Можно сделать, места есть в институте для этого. Но почему не сделать ширму в гардеробе, где можно переодеться?

(С. В. Коренев) Понятно; надо подумать.

(В. П. Федин) Ну хорошо, замечательная идея, надо подумать, конечно.

(Н. А. Пушкаревский) Предложение принимается?

(Н. В. Гельфонд) Конечно.

(А. И. Сапрыкин) Предложение принимается подумать.

(Н. А. Пушкаревский) А про туалеты следующий вопрос. «Можно ли решить вопрос ужасного запаха в них?»

(С. В. Коренев) Да вроде бы уже решили.

(В. П. Федин) Ну, наверное, это мне нужно отвечать на этот вопрос. Да там эмоционально было описано, все правильно. Я сам испытываю такие смущения, даже, более того, пользуюсь такими туалетами. Туалет надо ремонтировать. Проблема на самом деле вот. Ксения сказала: «Там вроде бы дыра», а там может что-то глубинное есть. Проблема опять связана с тем, что у нас в институте много вытяжек и в конце рабочего дня пересыхают какие-то стояки и отсюда появляется вот эта ужасная вонь и так далее. Задача перед главным инженером поставлена. Он говорит, что легкого решения не будет. Но задача, тем не менее, поставлена для того, чтобы эти ужасные запахи исчезли.

(С. В. Коренев) Ну по крайней мере ставятся дополнительные вентиляторы. Вот сейчас в данный момент, на следующей неделе и сейчас, дополнительные вентиляторы на те стояки, которые отвечают за вытяжку из канализации, а вот что касается гидрозатворов, ну здесь вопрос тут явочным порядком только может решаться. Потому что гидрозатвор может быть заполнен, только если кран открыт. Должен либо человек ходить, который кран открывает, либо сами сотрудники периодически должны спускать воду в раковине.

(Н. В. Гельфонд) Особенно там, где стоят две раковины. Вот одной пользуются, где рядом полотенце, другой нет. Высыхает, появляется вонь. Ну это же глупо.

(С. В. Коренев) Просто, действительно, если пахнет, заходите сами, водичку сливайте, то есть это тоже будет помогать.

(А. И. Сапрыкин) На самом деле даже не там, а в душевых.

(Н. В. Гельфонд) В душевых вряд ли.

(А. И. Сапрыкин) Да, в душевых.

(Н. А. Пушкаревский) Вот есть дополнение —

(А. В. Анюшин) Вот тоже по поводу туалетов, по поводу второго корпуса. Можно ли там некоторый апгрейд сделать, чтобы они все соответствовали тому уровню, который наблюдается на первом этаже…; чтобы там везде средство было для мытья рук, салфеточки; то есть такие небольшие, но очень приятные вещи.

(Н. В. Гельфонд) Радует, что хоть что-то есть приятное.

(В. П. Федин) Ответ: можно, да.

(Мужской голос из зала) А писсуары можно поставить? (шум, повторения вопроса и смешки)

(С. В. Коренев) Писуары? Нет, нельзя.

(И. Ю. Ильин)

(невнятно; что-то про то, что писсуары бы решили проблему запахов)

(В. П. Федин) Ну о проблеме запахов вы не говорите, вы же не инженер и вообще не знаете схему там всю, решит это проблему или нет.

(И. Ю. Ильин) Нет, я говорю, что повлияло бы на её решение в положительную сторону.

(В. П. Федин) В каком смысле? Что…

(И. Ю. Ильин) А потому что очень часто там около туалетов лужа. («У некоторых проблемы с поведением» — А. В. Анюшин)

(В. П. Федин) А. Такого же происхождения, интересно?

(И. Ю. Ильин) Ну просто писсуаром было бы удобней пользоваться и меньше бы промахивались.

(С. В. Коренев) Ну как говорил профессор Преображенский, «Разруха не в сортирах, а в головах».

(А. И. Сапрыкин) Почитайте «Собачье сердце».

(С. В. Коренев) То есть, если мимо унитаза мочиться, то оно будет пахнуть всегда. Независимо от главного энергетика и главного инженера.

(И. Ю. Ильин) А писсуары-то можно поставить или нет?

(Н. В. Гельфонд) Их специально убрали. («В своё время» — С. В. Коренев) В свое время, да. Потому что тогда нужно вводить электронные системы и так далее, на это пока у нас денег нет.

(А. И. Сапрыкин) Туда будут бросать окурки.

(Н. В. Гельфонд) Как и всегда бросали.

(А. И. Сапрыкин) Как и всегда бросают. И со временем ваш писсуар превратиться в мусорницу, заполненную желтой жижой.

(Н. А. Пушкаревский) А мы веб-камеры установим.

(оживление, смех в зале)

(С. В. Коренев) Веб камеру? Вот отлично! Я за предложение.

(А. И. Сапрыкин) Вместо писсуара веб-камеру, вот это правильно.

(Н. А. Пушкаревский) Еще раз предлагаю два вопроса рассмотреть, которые у нас последние. Вопрос про командировки недавно поступил.

(С. В. Коренев) А суточные. (Н. В. Гельфонду) Коля, расскажи про это. Мы же это в своё время решили наполовину.

(Н. А. Пушкаревский) «Можно ли поднять размер суточных и сумму для оплаты проживания?»

(В. П. Федин) Да, Николай Васильевич, пожалуйста.

(Н. В. Гельфонд) Опять хотелось бы понять, слово пишут и дальше. Откуда и кто пишет? Покажите.

(Н. А. Пушкаревский) От кого я получил этот вопрос, есть тут?

(Е. Н. Ткачев) Я.

(Н. А. Пушкаревский) Пожалуйста, прокомментируйте ваш вопрос —

(Н. В. Гельфонд) Пишут где? Можно узнать?

(Е. Н. Ткачев) Нет, в смысле, это пишут от одного лица.

(Н. А. Пушкаревский) Пишут в этом вопросе; вот человек, который задавал вопрос.

(Н. В. Гельфонд) А, хорошо. Тогда у меня вопрос: где, в каких институтах Академгородка за счет бюджетных средств, вот это?

(Е. Н. Ткачев) ИФП, Геология, ВЦ…

(Н. В. Гельфонд) За счет бюджетных средств?

(Е. Н. Ткачев) Да.

(Н. В. Гельфонд) Бюджетных средств?!

(Е. Н. Ткачев) Да.

(А. И. Сапрыкин) Неправда.

(Н. В. Гельфонд) По закону — нет.

(Е. Н. Ткачев) Есть даже статьи в законодательстве, те, которые разрешают организации, там ООО это или какой-нибудь другой организации…

(С. В. Коренев и А. И. Сапрыкин) Внебюджетной организации.

(Н. В. Гельфонд) Внебюджетных средств.

(С. В. Коренев) Все внебюджнтные командировки…

(Е. Н. Ткачев) Не знаю на каком уровне они это делают, но народ ездит по своим грантам за те формальные деньги, которые вот они есть. Гранты у них тоже бюджетные.

(Н. В. Гельфонд) Вот. Вот давайте разделим две вещи. Давайте разделим две вещи. Понятия бюджетные и внебюджетные средства мы сейчас не будем обсуждать, да? То есть по бюджетным средствам есть суточные 100 рублей, больше не бывает по России. Есть нормы 550 рублей,…

(Е. Н. Ткачев) Я про другое. Есть госконтракт, тот, который финансируется из бюждетных средств…

(Н. В. Гельфонд) Можно я договорю? Я всё понял. («По очереди, пожалуйста, давайте» — Н. А. Пушкаревский) Есть нормы 550 рублей за гостиницу и все. Ну так государство решило, мы нарушать этот закон не имеем права. Опять могу вернуться к проверяющим, которые смотрят вот все по бумажкам: сколько мы оплатили из бюджетных средств. Теперь дальше. Что разрешено по закону? Мы специально прорабатывали, выложили эту информацию на сайт, она лежит. Что и как разрешено, какие средства из каких источников тратить. У нас есть коллективный договор, куда целую огромную главу специально поставили командировки: как можно ездить, за какие деньги, какие будут суточные, какие оплаты гостиницы. Значит, объясняю. Из внебюджетных средств у нас в институте, наверное в единственном, разрешены суточные до 700 рублей в сутки. («Нет, здесь вопрос же про бюждетные» — голос из зала) Я еще раз говорю: из бюджетных средств нет. Нигде этого нет. Только сегодня специально смотрели, есть ли где-нибудь обновления какие-нибудь, может, наша бухгалтерия упустила.

(Е. Н. Ткачев) Значит, на уровне института вот эти грантовские госконтракты бюджетные они переделывают во внебюджет.

(Н. В. Гельфонд) Ну так вот мы с вами дальше-то и договариваем. Из бюджетных средств — нет. Дальше, конечно, встает вопрос: «А нельзя ли…?» Можно. Дальше каждый вот случай решается индивидуально. Почему и не можем сделать здесь электронный документооборот. Вы говорите: «У меня на гранте есть возможность заплатить за командировку столько-то». Замечательно. «Можно?» Нельзя. По вашим, по условиям вашего же гранта вам вообще нельзя ездить в командировки. Ну, из молодежи многие знают, что есть такие гранты, где нельзя ездить в командировки. Деньги отдаются в централизованный фонд института. И из централизованного фонда или из других источников мы отправляем сотрудника в командировку уже по второму признаку, уже по внебюджету. Где вы оплачиваете гостиницу явочно, по чеку — пять тысяч там она, две тысячи, три — неважно. И суточные до семисот рублей. Это, пожалуйста, это можно.

(Е. Н. Ткачев) Но это каждый раз индивидуально?

(Н. В. Гельфонд) Это каждый раз индивидуально.

(С. В. Коренев) Для этого вы должны согласовывать с плановым отделом, писать соответствующую служебную записку, чтобы был обмен средств. («Это раз» — Н. В. Гельфонд) Эта практика известна. И, кстати, ваш заведующий лабораторией очень активно этим пользуется. Почему вы этого не знаете, ну…

(Е. Н. Ткачев) По России всегда, он по России, вроде как, никогда не менял.

(С. В. Коренев) Еще раз говорю, значит либо он за сто рублей ездит.

(Е. Н. Ткачев) Да, так и ездит.

(С. В. Коренев, вместе с Н. В. Гельфондом). Ну, значит, ему это нравится! (смех в зале)

(Н. В. Гельфонд) Значит, у него больше денег нет на командировки по России, в этом году.

(Е. Н. Ткачев) Да есть.

(Н. В. Гельфонд) По этому вопросу, вроде, все.

(Н. А. Пушкаревский) Спасибо.

(Н. В. Гельфонд) Так, а там еще, кажется, что-то есть. А, ну про такси, это тоже каждый раз отдельно.

(С. В. Коренев) Про такси — это тоже в Колдоговоре написано всё.

(Н. В. Гельфонд) Проще прочитать, там вся процедура прописана.

(Н. А. Пушкаревский) Вопрос про базу ИНХа может быть не к месту. («К месту» — Н. В. Гельфонд) «Почему на базе ИНХа сотрудникам нельзя пользоваться напрокат услугами: лодкой, баней, если приехал туда не по путевке, а, например, поселился рядом в своей палатке или рядом на другой базе? В домики на базе очень сложно попасть в пик сезона.»

(Н. В. Гельфонд) А почему не к дирекции? («А кто этим занимается?» — С. В. Коренев, Н. В. Гельфонду) Ну давайте я отвечу. А почему не к дирекции? Базой вообще дирекция занимается.

(А. И. Сапрыкин, Н. В. Гельфонду) А дирекция что, выдаёт ключи от домиков?

(Н. В. Гельфонд) Не в этом дело. (смеётся, смех и в зале)

(Н. А. Пушкаревский) Ну, или может тогда порекомендуете, к кому обратиться.

(Н. В. Гельфонд) Нет, дело не в этом. Дело в том, что у нас туда приезжают люди. Люди приезжают в домики, люди приезжают в палатки, купив здесь путевки. Если кто-то не смог купить путевку, да, он имеет право приехать со своей палаткой туда, здесь ли заранее договорившись, и купить всё равно путевку туда, но по какой-то там другой цене, конкретно не знаю, по какой, просто не настолько владею… либо там оплачивается. Сидел, сидел дома, собрался, поехал. Можно там оплачивать, это все фиксируется. Деньги, там которые собираются, они здесь сдаются в кассу и так далее. Приезжаете туда, заезжаете на территорию, вам выделяют место, где вы встаете со своей палаткой. Вы заплатили путевку, и также как все, кто там есть пользуетесь и баней, и лодкой, прокатом, и так далее, и тому подобное. Но если вы не хотите платить деньги, то почему должны оплачивать другие-то сотрудники ваше желание попользоваться лодками, баней и так далее? Этого я не понимаю.

(Н. А. Пушкаревский) Понятно. Думаю, вопрос [исчерпан]. Если есть комментарии —

(С. В. Коренев) Ну тут, по-моему, ясно, да.

(Мужской голос из зала) Почему, путёвка — это же только проживание, и вот… а если отдельно от неё…

(Н. В. Гельфонд) Почему, путевка — это проживание и возможность пользоваться всей инфраструктурой базы.

(Тот же мужской голос) Хорошо, а вот эта возможность пользоваться инфраструктурой отдельно, купить нельзя?

(Н. В. Гельфонд) За деньги, за дополнительные.

(С. В. Коренев) Вы когда приезжаете на базу, можете там купить путевку, но она по другой цене идет. То есть, вы не платите,… вы можете оплатить автобус, если вы на автобусе едете. Если вы приехали на своей машине, естественно, за автобус с вас никто брать не будет. Если поселились в своей палатке, значит… там стоимость путёвок просто другая. Я вот тоже не могу сказать, поскольку я сам так не ездил. Я вообще там три года не был. Поэтому не знаю, какие там цены. Но я так понимаю, именно так.

(Н. В. Гельфонд) Сейчас там наведен порядок, всё, никаких с этим проблем нет. Только ведите там себя сами прилично и все.

(Н. А. Пушкаревский) Хорошо. И последний вопрос, это «планирует ли дирекция увеличение доплаты за съём жилья?» Как это в вопросе было написано «до нормальных ста процентов, а не двадцати–сорока от стоимости. И какие эффективные меры принимаются по расширению жилищного фонда института?»

(С. В. Коренев) Я могу очень коротко сказать. Что касается за съем жилья — не планируется, потому что, ну, дополнительных средств у нас просто нет. И вот когда эта, условно говоря, три года назад была некая сумма установлена, то вот она так и останется. Вот, и причем останется, так, как она и была, именно только для аспирантов, если вы помните. Правильно? Мы этот вопрос несколько раз обсуждали. Что касается, что делает дирекция относительно второго вопроса, я вот попросил бы ответить не дирекцию, а вот Евгения Юрьевича. Потому что он председатель Жилищной комиссии, он просто в курсе всех что, как и чего. Жень, ну, коротко расскажи, какие есть, потому что мы всё… это делает дирекция с помощью Профкома, с помощью Совета молодых ученых и с помощью Жилищной комиссии. Тут вот два человека, которые на самом деле большей информацией владеют.

(Н. А. Пушкаревский) Я тогда сразу скажу, что тем, кто задает вопросы касательно жилья лучше сразу обращаться к Жене Филатову, он больше всех знает, что там происходит. Ну, если ответишь, Женя, кратко?

(Е. Ю. Филатов) Хорошо, я кратко отвечу. У дирекции, как уже говорилось, денег на покупку квартир сотрудникам, естественно, нет, и, вряд ли будет, в обозримом будущем. Все программы жилищные, которые приходят, спускаются нам из различных инстанций, естественно мы проводим в институте. Здесь мы стараемся осветить, и довести до сведения каждого сотрудника, и делаем рассылку. И актуальную информацию помещаем на сайте нашего института. Дабы все текущие жилищные программы, какие у нас есть на сегодняшний момент... о всех о них вы можете прочитать на страничке жилищных программ, на сайте нашего института. Если у кого-то есть конкретные вопросы, то вы можете ко мне обратиться, и я на них отвечу.

(А. И. Сапрыкин) Конкретные вопросы — они бесконечны.

(Н. А. Пушкаревский) Конкретные вопросы — это к Жене.

(С. В. Коренев) То есть, всё распределение, если это касается молодежи, оно делается вами же самими, на самом деле. То есть, дирекция фактически только утверждает, и я не помню случая, чтобы мы с чем-то не согласились. Вот, как Совет молодых ученых и Профком нам дают, какой вариант, вот с тем вариантом мы и соглашаемся. То есть, какого-то давления со стороны дирекции здесь нет. Все, что даётся сверху, оно всё идет, естественно, вот так, по тому закону, как есть. Какие были жилищные программы? То есть, жилищные сертификаты для молодых ученых, ну вы наверно знаете, кому последний раз распределялись. Служебное жилье, вот то, что на Шатурской, тоже наверно знаете, как оно было распределено. И это тоже было предложение не дирекции. Я сразу подчеркиваю. То есть, все кандидатуры к нам пришли, мы их увидели, когда они уже были. Вот, те служебные, те две квартиры служебные, которые являются,… были в свое время по программе какой-то оплачены институтом частично, которые вот здесь находятся через дорогу, да. Значит, по ним заключаются контракты на год. И условием контракта является, если человек разрывает связь с институтом, он тут же и должен освободить это жилье. Вот, это статус общежития. Там тоже живут, насколько я понимаю, только молодые пока. Может они когда-нибудь состарятся, но это уже вопрос следующий. И ну вот сейчас был проект цепочки реализации, и тоже там функция дирекции была только подписывать бумаги, поскольку это все должно быть согласованно с дирекцией. И вот сейчас, идет новая [программа], все, наверно, видели. И кто-то, если имеет право, пишет заявление, и Жене приносит на строительство в «Камышанка». Там река Камышанка. Таунхаусы, коттеджи, там еще что-то. Но это все опять же, опять же, список будет сформирован жилищной комиссией, и Владимир Петрович его подпишет, и он уйдет туда, куда нужно. Здесь опять никакого давления нет.

(Е. Ю. Филатов) Можно я ещё добавлю, раз возник вопрос по аренде. Вот сегодня буквально опубликовали информацию, о том, что построят в поселке Ложок доходные дома, на средства, привлеченные средства из бюджета Новосибирской области. Эти дома будут предоставляться в аренду сотрудникам СО РАН, сотрудникам технопарка и сотрудникам бюджетной сферы, это в частности медицинские учреждения, детсады. Планируется, что порядка 250, ориентировочные цифры, молодых ученых из СО РАН смогут снимать там квартиру. Ориентировочная цена 15000 за квадрат, ой, прошу прощения, в месяц за квартиру, за однокомнатную, причем половину оплачивает СО РАН и, значит, как будет конкретный механизм, пока не озвучено. («Ну, понятно, мы тоже пока не знаем» — С. В. Коренев) В ближайшее время более конкретная информация появится. А в новостях вы можете об этом прочитать. В ближайшее время, условно говоря, дешевое арендное жильё у нас появится.

(Н. В. Гельфонд) Ну а Ложок — это электричка, да? так я понимаю?

(С. В. Коренев) Ложок — это не тот Ложок (показывает в сторону окна), но это не тот Ложок.

(Н. В. Гельфонд) А какой Ложок?

(А. И. Сапрыкин) Ложок — это по дороге на Ключи, да?

(С. В. Коренев, Е. Ю. Филатов, отвечают утвердительно)

(Мужской голос из зала) Можно задать небытовой вопрос?

(Н. А. Пушкаревский) Задайте.

(Мужской голос из зала) К сожалению, я не смог его задать раньше, не сообразил. Меня интересует мнение дирекции по поводу 217-го закона по созданию малых инновационных предприятий с участием бюджетов различных учреждений. То есть, какое отношение дирекции Института к этому закону?

(Н. В. Гельфонд) А конкретней можно вопрос.

(Мужской голос из зала) Ну, он позволяет создавать малые инновационные предприятия, как-то, по-моему, в составе институтов или университетов, и отчуждать в их пользу каким-то образом объекты интеллектуальной собственности, то есть, патенты там, и так далее.

(Н. В. Гельфонд) Вопрос конкретней? То есть, позиция дирекции института — да.

(Тот же голос из зала) Ну, знакома ли она с ним, грубо говоря, и готова ли она по нему работать в принципе.

(С. В. Коренев) Да, и рассматривался даже.

(Н. В. Гельфонд) Да, рассматривалась несколько раз. Но нужна конкретика. То есть, более того…

(С. В. Коренев) Даже были соответствующие внесены изменения в устав, когда менялся устав («Недавно только» — А. И. Сапрыкин), но Сибирское отделение нам эти изменения вернуло, насколько я понимаю, правильно, Николай Васильевич?

(Н. В. Гельфонд) Сибирское отделение вернуло, но дело не в этом. Дело в том, что мы имеем право сейчас создавать эти общества, как по закону, так и по тому действующему уставу, который у нас есть. Как только у нас появится какое-нибудь конкретное предложение, что кто-то хочет организовывать такое малое предприятие с участием Института, будет понятно, что да, это нужно делать, вот, то внести эти изменения в устав, которые нам позволят получать прибыль с этой деятельности, в смысле, в Институт, ну, это чисто технический вопрос.

(Тот же голос из зала) Нет, просто проблема-то главная в том, что объекты интеллектуальной собственности, которые принадлежат Институту, в принципе, их сложно очень куда-то применить. Потому что они являются собственностью Института и их никто не хочет, ну, понятно, с ними иметь дело. Вот какой момент здесь самый главный.

(Н. В. Гельфонд) Нет, проблемы здесь нет никакой. Закон специально так и был создан, что есть результаты интеллектуальной деятельности, например патент. Все патенты, которые у нас есть в Институте, они сейчас отражены на балансе Института в разделе, там, «нематериальные активы». То, что нужно, мы сделаем. Теперь, Институт имеет право, не патент, а право пользования этим патентом, внести в качестве уставного капитала. Это все есть, это все можно сделать.

(С. В. Коренев) Если будет инициатива — приходите, будем разговаривать.

(Тот же голос из зала) А какая текущая политика Института в отношении патентования вообще? То есть финансирования патентования, поддержки патентов, то есть, и других объектов интеллектуальной собственности?

(С. В. Коренев) Ну, всё что, по крайней мере, пытаются люди запатентовать, наш патентный отдел, если они делают через наш патентный отдел, насколько его сил хватает, это делает. И патенты, по крайней мере, четыре-пять патентов в год, получаются. И по закону все выплаты, которые люди имеют по этим патентам, они имеют. А Институт поддерживает, я сейчас не помню, но, по-моему, статистика была, порядка, то ли 36, то ли 56, я не помню, патентов, охранных документов. То есть, мы платим какие-то деньги. Ну, то есть политика, она какая была — такая и есть. Каких-то запретов что-то патентовать нет.

(Тот же голос из зала) А там как, какой-то конкурс на патентование, или что, или просто такое количество в Институте патентов?

(Н. В. Гельфонд) Нет, никакого нет. Кто хочет, тот и патентует.

(С. В. Коренев) Есть патентный отдел, обращайтесь туда.

(Тот же голос из зала) Понял, спасибо.

(Н. В. Гельфонд) И более того, все знают, да, что это включается и в ПРНД и так далее. Не считая балов по ПРНД и оплат, Институт тратит на эту деятельность порядка 200 тысяч в год.

(С. В. Коренев) А патентный отдел знаете, где у нас? Там сейчас в это комнате ремонт. На втором этаже. И сейчас патентовед сидит в польском модуле, там, где у нас сидит отдел внешнеэкономических связей. То есть рядом с кабинетом Мищенко там сидят у нас патентовед и Катя Коведяева и еще кто-то. Пока там. Но работа вся идет.

(Тот же голос из зала) Спасибо.

(Н. А. Пушкаревский) Еще вопросы?

(Е. Г. Зевак) Да, у меня вопрос: можно объяснить функции международного отдела? Я делала свой диплом в Институте катализа, и знаю, что там, если ты едешь на командировку, в международную, то ты приходишь в международный отдел и тебе дают список документов. То есть тебе не надо бегать и спрашивать: «А ты там ездил в Австрию, или, там, Германию? Какие там особенности были при оформлении визы Шенгена или в Америку?». Можно ли с такой просьбой обращаться к международному отделу?

(В. П. Федин) С такой просьбой можно обращаться, но они не выполнят за вас эту работу.

(Е. Г. Зевак) Ну а какие-нибудь… рекомендации?

(В. П. Федин) Я объясняю: международный отдел малочисленный — первое. Второе — он работает недостаточно эффективно с этой точки зрения. Институт катализа с этой точки зрения образцовый, но там есть несколько людей, которые этим занимаются и они это делают профессионально. У нас эта работа налажена плохо, к сожалению.

(Н. А. Пушкаревский) Ещё вопросы —

(Р. Е. Николаев) У меня вопрос: планируются ли какие-то изменения в этой области?

(В. П. Федин) Область… все изменения в лучшем направлении, конечно же везде планируются. Вот как мы это сможем реализовать? Сможем найти возможность взять квалифицированного специалиста, которому мы сможем платить, наверно, такую зарплату как в Катализе? Тогда можно будет требовать соответствующей отдачи.

(В. Ю. Комаров) А возможно ли в этом смысле пойти на кооперацию с отделом Катализа, где уже все связи налажены, и…

(С. В. Коренев) Ну она де факто такая кооперация и существует.

(А. И. Сапрыкин) Так и есть!

(В. П. Федин) Большинство сотрудников нашего института обычно так и делают. Они обращаются в Институт катализа, платят деньги.

(В. Ю. Комаров) Я дополню? В общем, как выгладит ситуация: ну, вот я недавно ездил в командировку. Как это выглядит: наш отдел, ему надо принести, чтобы поехать, три экземпляра какого-то документа, поставить подпись, и когда приехал — принести три экземпляра, и, в общем-то, все. На этом общение с нашим отделом заканчивается. Потом берется телефон, созванивается с Институтом катализа, они дают все возможные консультации совершенно бесплатно. Они готовят пакет документов и говорят, по-минимуму, что-то делать. Тоже, в общем-то, совершенно бесплатно и безо всяких трех экземпляров.

(С. В. Коренев) Ну о чем я и говорю, де факто это есть. То есть вы хотите, чтобы мы юридически это как-то оформили?

(В. Ю. Комаров) Я не знаю, сама ценность отдела как-то вот непонятна.

(С. В. Коренев) Если вы хотите узнать какие другие функции, то это уже другой вопрос. Этот отдел занимается у нас организацией…

(Н. В. Гельфонд) Он по-другому называется.

(С. В. Коренев) Он называется отдел внешних экономических связей.

(Н. В. Гельфонд) Экономических! Связей. Он не международный отдел.

(С. В. Коренев) Он занимается заключением международных контрактов («Таможней» — А. И. Сапрыкин), он занимается оформлением документов на вхождение иностранцев в Институт.

(В. Ю. Комаров) То есть бумаги на командировки — это какая-то часть его…

(С. В. Коренев) То есть, физически, физически те люди, которые там работают, они не смогут это сделать. Вот и все.

(Н. А. Пушкаревский) Есть ли у молодежи еще вопросы? Надо закончить. Если нет, тогда с вашей стороны [дирекции] какие-то комментарии есть?

(В. П. Федин) Ну, хорошо. Спасибо, что была такая встреча организована. Ну, ясно, что вопросы были разные. Были и глобальные, были и очень частные. Какие-то пометки я, по крайней мере, для себя сделал. Постараемся все это изменить. К сожалению, я не услышал вопросов, касающихся научной деятельности. И вообще организации науки. Ну, быт — все это, конечно, важно и нужно. Вот, но, я думаю, когда мы будем в следующий раз встречаться, может быть, будут больше внимания уделять организации научной деятельности.

(А. В. Анюшин) А про ЦКП были вопросы. Про ЦКП, про ремонты…

(С. В. Коренев) Мы с этого начали, просто забыли. На самом деле наукой они интересовались в самом начале.

(В. П. Федин) Центр коллективного пользования? Да, это вспомогательная функция. Ну, хорошо, спасибо…

(В. С. Коренев) Ну, а какие вопросы, касательно научной деятельности в Институте, вы бы хотели услышать?

(В. П. Федин) Ну, обсудили же все вопросы?

(В. С. Коренев) Нет, просто вот вы говорите, что «вопросы, касающиеся научной деятельности». Вот, соответственно, какие вопросы вы бы хотели слышать тогда?

(В. П. Федин) Ну, хорошо, я бы хотел услышать мнение молодежи вообще о дальнейших шагах. Как они вообще собираются… То есть, всё ли в Институте сделано для дальнейшего профессионального роста?

(В. С. Коренев) Так вот были вопросы про приборы, про ставки, про ремонт комнат…

(В. П. Федин) Володь, я понимаю, и про туалет — тоже важный вопрос. Это все взаимосвязано. Мы же, действительно, работаем. Есть ли какие-то вещи, которые беспокоят молодежь? Меня, например, беспокоит вопрос — я его уже несколько раз озвучивал — когда у нас будут появляться молодые доктора наук в самое ближайшее время? Например, в других институтах появляются, у нас — затишье, я считаю, с этой точки зрения. Нет ли ощущения у молодежи, что все хорошо и вершина уже достигнута научная? В каком направлении должна вообще развиваться неорганическая химия и внимание каким новым научным направлениям, возможно, имеет смысл уделить у нас в Институте? Что необходимо сделать для организации таких вещей?

(Оживление и попытки сказать что-то с разных сторон зала)

(Е. Г. Зевак, громче всех) У меня есть предложение с drug delivery! То есть, вот там… («Доставка лекарств» — кто-то переводит). Ну, направление drug delivery. То есть, там изучают, как супрамолекулярные молекулы, они взаимодействуют… в плане медицины. То есть, собираются какие-то куски, из молекул сложных, например, каликсаренов. То есть, вы понимаете меня? («Да, понимаю» — В. П. Федин; смех в зале) Мне кажется, что это hot topic сейчас.

(В. П. Федин) Это один из hot topics, я согласен с этим, да.

(Е. Г. Зевак) Ну кто-то ли в Институте собирается этим заниматься вообще? («И даже занимаются» — Н. В. Гельфонд; «Нет, drug delivery никто не занимается» — С. В. Коренев) Я просто новый человек и не знаю, не слышала.

(В. П. Федин) Профессионально у нас такие работы не выполняются, но у нас такие задачи ставятся. Я-то и думал, что молодежь, которой сейчас достаточно много. Мой тезис был таким, что молодежи достаточно много, не будет ли у нас такой тенденции наблюдаться, что они будут продолжать те исследования, которые уже они сделали раньше, во время своей PhD работы. Не будут ли они продолжателем, то, что у нас называется научной школой, то, что делали их научные руководители и так далее. Или же возможен другой этап развития, когда, я согласен, есть горячие точки, их много, в которых наш институт, к сожалению, никак не представлен. Мне было интересно, а молодежь такие-то проблемы вообще волнуют? Оказывается, волнуют.

(Е. Зевак) Меня лично волнуют!

(В. П. Федин) Хорошо.

(Н. А. Пушкаревский) Руслан, ты что-то хотел добавить ещё?

(Р. Е. Николаев) Ну вот, как вы думаете, вы затронули тему «быстрых» докторских диссертаций. Как вы думаете, чего нам не хватает для их реализации? Раз уж вы затронули этот вопрос, то может, вы и ответите, скажем?

(Н. В. Гельфонд) Желания.

(С. В. Коренев) Амбиций не хватает.

(А. И. Сапрыкин) Докторская диссертация — это, прежде всего, амбиции. Докторская диссертация — это не кандидатская диссертация. Вы должны созреть до того уровня, когда вы должны начальнику своему сказать: «Все, я работаю вот над этой проблемой.» Показать, что вы написали отличный проект, получили финансирование, и начали вовлекать в сферу своей работы других сотрудников. Вот, другого пути и нет, и не будет. А, если вы все время будите смотреть, что делают старшие, так сказать, ну, вперед, может быть у вас и будет научный консультант, а может и консультировать… (неразборчиво)

(В. П. Федин) Вы назвали такой вид диссертации «быстрой», или как его, или «скорой»? («Ну вы, диссертации… быстрой, да, быстрой» — Р. Е. Николаев) А, быстрой, скорой. Ну, конечно, я противник «быстрых» и «скорых» диссертаций, если это недоделанная и неинтересная, наверное, работа. («Речь идёт не про недоделанную» — Р. Е. Николаев) Я отвечал, такой вопрос был, что у нас абсолютно точно, это железно, требования к кандидатским диссертациям, докторским диссертациям не должны уменьшаться, они, в идеале, должны увеличиваться. То есть, ну, потому что всё уже в мире по-другому организовано, можно за то же самое время сделать гораздо быстрее какую-то работу. Докторская диссертация означает, что молодой человек в возрасте, ну, 35 лет… Это уже тот возраст, когда видно, что может быть год-два, и он уже будет доктором наук. Доктор наук — это значит, что он опубликовал 30–40 статей в хороших журналах, больше половины, наверное, в иностранных журналах. Имеет опыт выступлений на международных конференциях с какими-то с серьезными докладами. Его знают в России, его знают в мире. У него уже есть ученики — защищенные кандидаты наук и так далее. Я говорил про таких молодых людей. Это… нескоро.

(Р. Е. Николаев) Ну вот я тоже имею в виду, наверное, Анатолий Ильич ответил на мой вопрос.

(А. И. Сапрыкин) Амбиции, только амбиции. Там не ждите милостей от природы.

(Р. Е. Николаев) То есть, это не тот вопрос, который мы должны вам задавать. Наверное, вопрос к самим себе.

(В. П. Федин) Нет, у вас может быть это вопрос к самим себе, а у меня как у директора института — вопрос к вам. Мне хочется, чтобы вы были все более амбициозными в своих задачах. Если вы собираетесь профессионально заниматься и занимаетесь профессионально наукой, то говорить, что «Вообще-то я без амбиций. Я делаю что-то», — это будет совершенно неправильно. Это вещь, которая меня беспокоит, я и говорю. Мне кажется, что амбиций может быть больше.

(А. И. Сапрыкин) Ну вообще говоря, Владимир Петрович, извините, я перебью, но я не соглашусь.

(В. П. Федин) Ну только коротко.

(А. И. Сапрыкин) По поводу докторской диссертации. Коротко очень. Потому что, если раньше посмотреть, что было написано про докторскую диссертацию — это новое направление науки и так далее, и так далее. А я уж не упомяну, когда было написано, что там, в соответствии с решением 23-го съезда партии… На самом деле, много убрано лишнего, такое как бы амбициозное, но на самом деле люди просто начинали обходить вот так вот там: «Новая методология», и какие-то там, и так далее. Поэтому сейчас вот эта часть значительно упростилась, я не говорю уже о написании самой работы. Я не знаю, застали или нет, когда плакатики рисовали, а еще на машинке печатали, стукали, и вот такие тома выпускали. Я, личное мое мнение, конечно, что сейчас докторская диссертация должна быть не толще вот такого вот фолианта о 150—200 страниц. Все материалы должны быть изложены в публикациях. Это должен быть просто обзор. Но это мое мнение. Моя докторская диссертация состояла из 86 страниц. Ну, так получилось.

(С. В. Коренев) Ну, тогда было разрешено.

(А. И. Сапрыкин) Тогда было разрешено, да и сейчас не запрещено.

(В. П. Федин) Поэтому моя надежда состоит в том, что когда мы будем в следующий раз встречаться, мы будем более активно обсуждать и такие вот вопросы тоже. Хорошо?

(Н. А. Пушкаревский) Ну а мы постараемся сделать эти встречи, наверное, регулярными, где-то там, через год, допустим? Еще составим вопросы?

(В. П. Федин) Ну, Николай, вы знаете, что я фактически был, как бы, в какой-то степени инициатором этой встречи. На самом деле я достаточно долго ждал, а когда же вообще они проявят инициативу?

(Н. А. Пушкаревский) А мы собирали вопросы.

(В. П. Федин) Вот, ну хорошо.

(А. И. Сапрыкин) А на сайте, кстати, информация о встречи помещена? Или там, объявление всем разослано? Я почему-то не получал.

(Н. А. Пушкаревский) Да.

(В. П. Федин) У них это хорошо налажено.

(А. И. Сапрыкин) Было разослано? Я не вижу своих сотрудников здесь.

(Н. А. Пушкаревский) Стенограмма этой встречи, она тоже будет размещена на сайте. Поэтому те, кто не был, тоже смогут ознакомиться. Спасибо большое Дирекции (аплодисменты в зале).

(С. В. Коренев) До будущей встречи. А вообще, мы доступны, можно приходить каждый день разговаривать, если есть какие-то проблемы.

(А. И. Сапрыкин) К Сергею Васильевичу :)

(С. В. Коренев) По крайней мере, ко мне в кабинет всегда можно. Анатолий Ильич не хочет, ну, я готов.

(Все расходятся)